January 20th, 2020

Я подумаю

Не пройти мимо


Лиза подошла к окну и взглянула, что там за ним? Низко нависшие свинцовые тучи предвещали дождь. Сегодня у них намечен поход в гости к сослуживцу Сергея, Лизиного мужа и что становилось интересным, как только они собираются идти к Асатуровым, в этот день непременно будет дождь, даже шутили неоднократно по этому поводу: Крепыши – люди дождя. Два раза в месяц они ходят к ним, а те с ответным визитом два раза в месяц отдают визит. В обеих семьях растут сыновья, которых в возрасте разделяет всего лишь два месяца, так чтобы мальчики не скучали друг за другом, приходилось выкраивать время для этих встреч. Взрослым тоже было интересно пообщаться, тем более, что мужчин мёдом не корми, а дай поговорить о работе, ну а женщин объединяло то, что всегда составляет для женщины главную цель её жизни – семья, и в большей степени -дети.

Collapse )
Я подумаю

Воскресная прогулка


Эльза Железняк

Было раннее воскресное утро, но Дина, проснувшись, засобиралась в школу. У них сегодня намечена лыжная прогулка всем седьмым классом. С вечера приготовленные лыжи сиротливо дожидались, когда же проснётся хозяйка. Она вчера их так тщательно натирала, и можно было подумать, что она собралась их продавать. А привезли ей их из Славгорода, есть такой городок в Алтайском крае, вернее в подарок привезли из Славгорода, а купили в Барнауле, уж очень хотелось подарить что-то особенное человечку на тринадцать лет. И как потом радовалась девочка такому подарку.

Collapse )
Я подумаю

Звонок из прошлого


Эльза Железняк

Одиночество – скверная штука, как ни крути. В молодые годы о нём практически никто не задумывается, его попросту не существует. В сутках времени не хватает, чтобы успеть исполнить задуманное, какое там, об одиночестве задумываться. Никто не подозревает, что красивая лихая свобода юности, отвергающая всяческие узы – это пролог к одиночеству в старости. Так сказать, первые шаги по пока ещё незаметной тропинке. Только с возрастом приходит осознание того, что чего ты в жизни достиг – это дело только твоих усилий. Ты жил - не тужил, назад не оглядывался, прошлое не тянуло, оно могло связать, а ты мчался вперёд к свободе, в надежде, что именно оно светлое и прекрасное у линии горизонта, только бы достичь! А линия горизонта отодвигается всё дальше и дальше, оставляя в настоящем порою уже серым и будничным тебя со своей свободой, которая начинает тяготить. И вдруг ты замечаешь, что начинаешь завидовать несвободным друзьям, у которых есть дети и внуки, их простому житейскому счастью, а у тебя только твоя свобода и ты не знаешь, куда её деть. Никто к тебе из детей не придёт в гости и не напишет письмо, не было ведь детей, ни сына, ни дочери. Прикован к больничной койке и никакой тебе свободы, и к воспоминаниям длинным, как полярная ночь. И кто теперь знает, когда он сможет после операции на позвоночнике самостоятельно встать на ноги. Сначала инвалидное кресло, а потом – костыли, и полная свобода, а может и не быть уже этой свободы. Столько перенести, а положительной динамики не наблюдается. Как тут не упасть духом. - Так или примерно так обдумывал не дающее пока надежд положение Владимир.

Collapse )