Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Categories:

Дела сердечные (Продолжение)

Эльза Железняк

И чем бы Лариса ни была занята, она нет-нет и вспоминала эту его фразу. Может быть, и правда свершится чудо, и она будет носить на своих руках карапуза, тая от счастья.

И, ложась спать после душа, молодая женщина уснула, и приснился ей сон, в котором она была счастлива, потому что на руках несла к морю маленькую девочку, свою дочь…

Предотъездные хлопоты внесли в размеренную жизнь много разнообразия: ну ещё бы, месячное пребывание на море требовало тщательных сборов, чтобы потом чувствовать себя уютно в привычных вещах. К тому же в оставшийся срок нужно было сдать отчётную документацию. Всё-таки Лариса молодец, из предыдущих лет она поняла самое главное и в течении учебного года вела документацию, чтобы потом одной из первых отчитаться и стать свободной от планов, уроков, педсоветов, хотя бы на полтора месяца. И вот сегодня она вышла за порог училища именно с таким чувством, а через три дня она будет нежиться на тёплых волнах под жарким южным солнцем.

И вот наступил день отъезда, вернее, раннее утро. Лариса села на заднее сиденье, уступив свекрови место возле водителя с небольшим раздражением в душе, хотя бы для приличия, спросившую её, где Лариса предпочитает сидеть. Так нет, она хозяйка, ну да бог с ней, утешила себя мысленно молодая женщина, мне даже будет удобнее в дороге сидеть. Ноги можно под себя подобрать или даже как-то пристроить на вещи, и они не будут затекать. Часов через пять, когда остановились в Красноперекопске, свекровь просительно обратилась к Ларисе с просьбой поменяться местами.

- А вам что, Анна Тимофеевна, там не очень удобно? Хорошо, давайте поменяемся, мне всё равно, - ответила Лариса, в душе посмеиваясь над матерью Петра, которая везде и всюду всеми силами хотела показать своей нелюбимой невестке, кто в семье главный и чей Петр.

Ларисе уже было откровенно жаль маразматические выходки старой женщины, и она думала, что вот когда у неё будут дети, то такой грымзой уж точно не будет. Это же какой нужно в душе быть, чтобы всё время быть чем-то недовольной. Остальной путь к Алуште доехали без эксцессов. Заехали во двор, хозяйка как раз была дома и встретила новых постояльцев улыбкой:

- О, вы нисколько не изменились, вот только Лариса похудела против прошлого года. Идёмте, я вам комнаты покажу, да хотя, что там показывать, были, знаете.- Поднялась на невысокое крыльцо с торцевой стороны дома. – Располагайтесь, как вам будет удобно.

Они взошли по ступенькам в небольшую веранду, в которой стояли стол, табуретки, холодильник у стены, посудный шкаф, газплита и в углу раковина с полотенцем на специальном крючке цветочком. Из веранды вели две двери в спальни. Лариса предложила свекрови на выбор и та взяла себе чуточку поменьше, видимо хотелось показаться хорошей свекровью или матерью перед чужой женщиной. Пётр с помощью Ларисы внёс вещи и они стали располагаться. После того, как привели себя в порядок, перекусили и пошли к морю. Запах моря доносился отчётливо и, свернув за угол, они вышли к морю. Народу ещё было много, гомон стоял такой, что из-за него не был слышен шум прибоя. Волны накатывали на берег, принося с собой мелкие пенные гребешки. Возле самой кромки воды стайками копошились дети, они копали в песке ямки, наливая их водою, кто-то заканчивал строительство замка своей мечты. Лариса, предвкушая прикосновение тёплой воды, зашла в море, она мысленно поздоровались с ним, и нырнула с головой, купаться, так купаться! И только вынырнув, спохватилась, что не одела шапочку. Теперь нужно будет долго сушить волос, так как солнышко не имело уже той силы, чтобы справиться с её пышной копной. Рядом вынырнул Пётр, он поднырнул под жену и приподнял над водой, отпустил, и его голова появилась рядом. Они резвились в воде как дети, которые впервые увидели это земное чудо. Наплававшись, она вышла на берег, там уже сидела, вытираясь полотенцем, свекровь. Она им машинально, скорее, по привычке сделала замечание, чтобы не заплывали далеко, которое оба молча, пропустили мимо ушей, переговариваясь строя планы на вечер. Искупавшись в море, Лариса сбросила весь груз, накопившийся за год, уроки, планы, педсоветы и молчаливое противостояние свекрови. Она к ней не испытывала ничего кроме зарождающейся жалости.

- Анна Тимофеевна, давайте я разотру вам полотенцем спину. – Предложила Лариса. И видя, что та, молча, протянула ей полотенце, взяла и принялась растирать плечи, спину и предплечья до покраснения.
После такой процедуры тело испытывает приятное жжение кожи и прилив тепла. Старое тело быстро охлаждается и нуждается в дополнительной энергии. Окончив процедуру, она взяла своё полотенце, пошла к душу, смыть морскую воду с тела, а затем, подойдя к своему месту, села на подстилку и приподнимая щёткой волосы стала помогать лёгкому предвечернему бризу сушить своё сокровище. Она знала, что красотой не блистает, но то, что у неё имеется, Лариса старалась подчеркнуть перед мужем неоднозначно.

Прошло две недели пребывания на море, и чтобы не сгореть, они находились с раннего утра до одиннадцати часов, а затем шли домой отдыхать, чтобы после пяти вечера до половины девятого они набирались здоровья у моря. Вынужденное безделье не давало покоя Петру. Он нашёл себе занятие игру в пляжный волейбол, шахматы и пропадал почти всё время, приходил на короткое время перекусить или поплавать с женой. Мать далеко не заплывала, барахталась почти что у самого берега. Как-то после очередной отлучки пришёл Пётр, держа в руках для них с матерью мороженное, и сказал Ларисе, что встретил секретаршу директора училища, забыл имя, она тоже здесь, оказывается, отдыхает с семьёй. Лариса и удивилась и обрадовалась одновременно, как мир тесен! Петр предложил Ларисе сходить к ней и забрать на своё место, если они согласятся. Вместе ведь веселее будет. Они подошли во время, так как Лиза с мужем и детьми уже собирались уходить с пляжа. Обменялись адресами, договорились о месте встрече на пляже и Лариса довольная с мужем вернулись к матери. Та в своём репертуаре тихонько побурчала на них, но после того, как невестка быстро и аккуратно собрала вещи, замолчала и заговорила только, когда оказалась у себя в комнате.

- Утомительно будет с чужими детьми.

- Нам их на руках, мам, не носить. К тому же девочки уже большие и не очень шумливые. А разве вокруг нас мало других детей? – Спросил её Петр.

После обеда две семьи расположились рядом друг с другом, и Ларисе, в самом деле, стало веселее. Она с удовольствием играла с девочками в воде, скакала с ними на скакалке и вдруг остро прочувствовала всю нерастраченное чувство материнства. С Лизой они обсуждали училищные дела, и та рассказала Ларисе, что у неё через неделю оканчивается отпуск, и они домой едут через четыре дня. Лизе предстояло заменить секретаря учебной части Катю в приёмной комиссии, которой тоже хотелось отдохнуть от скучного дела в летнее время.

- Лариса, а можно тебя спросить, но если сочтёшь мой вопрос бестактным, можешь на него не отвечать,- начала разговор Лиза, когда они, выкупавшись, улеглись позагорать на подстилку. – Я видела, как твой муж относится к деткам. Он был бы хорошим отцом.

- Да они ждут, когда Петя на пенсию пойдёт!- Не выдержала и съязвила свекровь.

- Да, вы правы, Петя не хочет или не может.- Скрывая злость, улыбнулась Лариса. Когда же ему думать о детях, если целыми сутками напролёт он занят своими делами. А выйдет на пенсию, может быть тогда и появится свободное время для семейных дел.- Не выдержав, засмеялась она, спрятав в смехе боль.

- А может быть всё дело в тебе? – Не унималась свекровь.
- А и в самом деле, сходи, проверься, и уже будешь знать точно. – Посоветовала Лиза. В ответ Лариса только кивнула опущенной головой, и Лиза поняла, задето самое сокровенное, отозвавшееся болью так и не испытанное чувство материнства молодой женщиной.
- Ходила я к врачам. Здорова я.- Нехотя проронила Лариса.
- А ты делала график ректальной температуры? – Поинтересовалась Лиза.
- Нет. А что это такое?

И Лиза стала объяснять молодой женщине для чего нужны измерения температуры и как потом построить график, чтобы знать день овуляции. Лариса внимательно слушала, не пропуская ни слова. Лиза в конце беседы предложила, а ты когда приедешь, зайди ко мне в училище, я тебе эту брошюрку дам, она у меня на работе лежит, и ты будешь знать, как правильно совершать все процедуры. Лариса охотно пообещала прийти за брошюрой, информация никогда не бывает излишней. Оставшиеся дни пребывания семьи Лизы пролетели быстро, и настало время прощания. Их отвезли на вокзал, и они поехали домой, а Лариса с мужем пошли пешком к своему временному жилищу. По дороге они говорили ни о чём, по давнему молчаливому соглашению супруги решили не касаться острых вопросов, которые бы нарушили их устоявшиеся взаимоотношения, и это правило прижилось, не нарушая течения их супружеской жизни.


После отъезда Лизиной семьи, Лариса немного заскучала, Пётр снова стал уходить играть в шахматы, а со свекровью не так уж и весело, одно хорошо, неуловимо изменилось её отношение к Ларисе и молодая женщина это стало чувствовать каким-то особым чутьём. Оставшиеся дни пребывания на море были однообразны, и Лариса с облегчением вздохнула, когда подошёл день отъезда. С вечера они упаковали все вещи, оставив самое необходимое, а утром погрузив их в машину, попрощались до следующего сезона с хозяйкой, выехали по направлению в свой город. На этот раз Анна Тимофеевна первой заняла заднее сиденье, и, скомандовав Ларисе, чтобы та села рядом с Петром. Солнце едва показалось из-за горизонта, обещая своё жаркое дыхание подарить и сегодня так, как на всём небосклоне не было видно ни одного облака. По сторонам дороги мелькали ухоженные деревья и кустарники. Лариса смотрела вперёд и думала, что жизнь похожа на эту дорогу, без резких поворотов и неожиданных препятствий, что точно также в пути могут быть попутчики или оставшиеся на остановке люди, ожидающие свой транспорт, что с кем – то по пути, а кто-то едет в противоположную сторону. Она едет с моря физически отдохнувшей, но с каким-то давящим душу грузом, который скопился за годы совместного проживания в семье мужа. Она понимает, что их отношения похожи на эту накатанную дорогу, и многие откровенно завидуют её положению, но она-то знает, что их отношения связывает не любовь, а чувство многолетней привязанности, которое ценно, но не дорого. С такими или приблизительно такими мыслями Лариса переступила порог квартиры. Их встретила тишина. Она вошла в свою комнату, открыла шторы, распахнула створки и впустила горячий городской воздух. Вышла на кухню, вещи потом разберёт, а сейчас она займётся приготовлением чая. Холодильник сиротливо зиял пустотой, тонкий слой пыли покрывал все видимые поверхности. И пока грелась вода для чая, Лариса, намочив тряпку, быстро уничтожила следы неприятеля. Она перемыла посуду, и стала доставать купленные по дороге продукты, чтобы приготовить ужин к приходу Петра, который поехал ставить машину в гараж.

Дня через три Лариса, предварительно прозвонив Лизе и узнав, что она на своём рабочем месте решила сходить к ней с утра и забрать заинтересовавшую её брошюру. Может быть, в ней Лариса узнает что-то новое для себя, одна только фраза может изменить её положение. Она шла по тенистой аллее, ведущей к училищу, и мечтала, через крону деревьев иногда проскальзывал шаловливый лучик ещё нежаркого солнца и играл с нею в догонялки. Вот так идти, а рядом с тобою малыш топает и что-то тебе лепечет, вон как с той женщиной двое мальчишек разного возраста. Лариса вздохнула и прибавила шаг. Поднялась по ступенькам к двери и только собралась открыть дверь, как она сама открылась и из задания вышли двое подростков, весело переговариваясь между собой.

- А вас что не учили пропускать старших и женщин? – Не удержалась Лариса от замечания.
- А нам через дверь не было видно, что кто-то есть за нею. – Огрызнулся один из подростков.


Лариса не стала перепираться, а пошла сразу по направлению к кабинету, в котором располагалась приёмная комиссия.

- Привет честному люду! - Поздоровалась она. – Лиза, я за брошюрой, а заодно, дай мне, пожалуйста, посмотреть, кого тут вы нам набрали, а то уже столкнулась с явной формой невоспитанности.

- Молодёжь нынче вся такая.- Проскрипел председатель комиссии старший мастер Николай Иванович, заядлый курильщик. От него всегда пахло таким горьким табачным ароматом, что многие думали, что он курит самосад, а не сигареты.

Лариса хотела поддакнуть, но в это время Лиза дала ей папку с документами, которые были уже подготовлены для передачи в учебную часть для составления списков и прочих операций по зачислению учащихся в контингент училища. Она села за свободный стол и стала перебирать тонкие папки личных дел своих будущих учеников.

- Лиза, а кто это снова принял в нашу группу со средним образованием? Ведь уже был разговор больше не принимать таких? – Удивилась Лариса, увидев вчерашнюю дату на заявлении одного из принятых.
- Видишь, чья виза стоит? Спроси сама. – Улыбнулась Лиза.

Лариса старательно заносила интересующие её данные парней в тетрадь, которая будет ей на все три года помогать во всех вопросах с ребятами, которые могу неожиданно возникнуть в процессе общения, как классного руководителя. Она уже привыкла за шесть лет к своему старому мастеру производственного обучения и за глаза завала его, как и все просто Демьяныч. В процессе более близкого знакомства она занесёт в эту тетрадь данные о составе семьи, о месте работы родителей, или отсутствие таковых. Такие ребята требует повышенного внимания, чтобы от избытка самостоятельности не влипли, куда не следует влипать в их возрасте. Закончив свои дела, выпила за компанию с Лизой и Николаем Ивановичем чашечку растворимого кофе и пошла домой знакомиться с брошюрой. Брошюра была тоненькой, видимо печаталась в заводской многотиражке, бумага была газетной и шрифт неважный. Да это и неважно. Дома Лариса внимательно прочитала содержимое, которое для понимания и запоминания оказалось несложным, сложнее была сама процедура. Сложность заключалась в том, чтобы проснуться за несколько минут до шести и произвести манипуляцию с термометром и записать показания. Затем термометр обработать и приготовить для следующего утра. А как его проснуться, не заведя будильника, и эта радость растягивалась почти на целый месяц! Но Лариса стоически перенесла все тяготы и, в конце концов, с начерченным графиком в конце сентября после уроков подошла к Лизе, чтобы узнать результат своих мучений. Лиза внимательно посмотрела на листок и сказала ожидавшей приговора Ларисе:

- Судя по графику, ты должна рожать каждые девять месяцев, значит причина в твоём муже. Отведи его на сдачу анализов подвижности спермы, может быть она у него малоподвижная или вообще мёртвая. Он часом у тебя не служил ракетчиком или на атомной подлодке? – Спросила, почёсывая лоб Лиза.

- Да нет, служил на минном тральщике. Откуда там ракеты или атомный реактор. – С сомнением в голосе протянула Лариса. - У меня такая группа сложная в этот раз подобралась, ужас. Чем я старше от них становлюсь, тем мне сложнее с ними находить общий язык. Да ещё и Татьянину группу навязали, сказали, что только на несколько месяцев, она не будет весь декрет сидеть.– Пожаловалась Лариса.
- Кто, Танька? Да она специально родила, чтобы от своей группы избавиться! - Покивала головой Лиза. - Вот забеременеешь и ты в декрет чкурнёшь. – Утешила она свою подругу.


А события развивались непредсказуемо. Группа в основном по возрасту однородная, по пятнадцать лет, но как оказалось, большая их часть из неполных семей, где воспитанием, в основном, занимались матери. Многие из них потихоньку на переменах бегали за угол училищного здания покурить и приходили в класс, принося с собою такой амбре, что только что проветренный класс наполнялся как бы угарным чадом. И самое главное то, что они отнекивались, попросту врали. Но Ларису не так-то легко было обмануть, она нюхала руки курильщиков и легко выкрывала обман. Её система поощрений в первый раз потерпела фиаско. Нужно было что-то срочно придумывать. Она вела разъяснительные беседы, не привлекая родителей и дирекцию. Старалась внушить пагубность на организм эту привычку и нашла выход, привлекла к своей борьбе руководителя физкультуры Фёдора Григорьевича и преподавателя по ней Анатолия Михайловича со смешной фамилией, Крикливый. Договорилась с ними и пошла к завучу Елизавете Яковлевне решить вопрос, чтобы та изменила расписание Ларисе, и она могла вместе со своей группой быть в спортивном зале, стадионе. Как всегда они с Демьянычем провели организационное собрание, на котором предстояло выбрать командира группы, комсорга группы и группрофорга, Проинформировали о задачах, стоящие перед коллективом и методы их достижения совместными усилиями. После недолгих прений, командиром группы единогласно избрали парня, Чурсина Колю, который пришёл к ним в группу после средней школы. Он выделялся ростом и возрастом среди ребят. И хотя собирался их покинуть через год, ребята всё же выдвинули его кандидатуру единогласно, с пожеланием, раз желает в военные идти, пусть опыта набирается. В заместители к нему Артёмку Князева, очень серьёзного парня, который редко улыбался. А все его звали не Артёмом, а ласкательно, Артёмка. Комсоргом стал шустрый Алёша Шумин, а профоргом мальчика, которого Лариса постоянно забывала, как фамилия, Арсен Чаахов. С началом нового учебного года навалились новые заботы. Она шла по новому витку, проводила родительские собрания не только в своей группе, но и знакомила и в других группах на таких же собраниях о знаниях, полученными ребятами за тот или иной период, их успехах. В конце сентября, когда закончился период поездок на сельхозработы, к ней подошёл командир группы и поинтересовался:

- Лариса Львовна, я слышал, что при училище были подготовительные курсы. А в этом году они будут?
- Я ещё не знаю, вывесим объявление, посмотрим, сколько наберётся желающих. А если Вы знали о курсах, отчего же не пришли в прошлом году?
- Я ходил на курсы довузовской подготовки в педин, но как видите, срезался на математике.
- В таком случае я буду вам давать дополнительные задания, и мы проработаем все задания по нужным вам предметам при условии, что дисциплина на уроках должна быть идеальной.
- Ради вас, Лариса Львовна, - отпарировал парень, - я им головы отверну за нарушение.
- Но уж, коль вы так настроены серьёзно, я усложню задачу: отчего вам за год не освоить программу по специальности за три года и не сдать экстерном. У нас уже был такой случай и не один. Отметки по общеобразовательным предметам автоматически переносятся с аттестата. Ну что, слабо или возьмём вершину с боем? – Лариса посмотрела на учащегося.

Тот стоял, задумчиво покусывая губу:

- Нужно подумать. Да собственно, зачем мне нужен будет диплом электрика? – С сомнением произнёс Чурсин. – Я же, как бы по другой специальности думаю идти. Подумаю, матери говорить не буду, а то потом не слезет с шеи.
- Думай, но недолго, чтобы не упустить время. Начался серьёзный учебный процесс. Поговори с Николаем Демьянычем, он очень хороший мастер и если видит, что к его предмету человек неравнодушен, отдаст душу. А вам, Коля, диплом может пригодиться, пусть не диплом, но знания и опыт уж точно не помешают.
- Хорошо, давайте, рискну, но при условии, что вы будете мне помогать и тащить к учебникам за шкирку. – Улыбнулся он учителю. – А с Демьянычем я поговорю завтра
(продолжение следует)


Tags: #проза, литература, моя проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments