Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Categories:

Дела сердечные (Продолжение)

Эльза Железняк

Сели за стол, Лев Капитонович налил в рюмки водки и сказал, что обычно говорят в такой ситуации:

- Упокой, Господи, душу новопреставленной твоей рабы Анны.

Молча выпили и стали обедать. Разговор вёлся о предстоящих похоронах, и Ларисе пришлось сказать родителям о том, что Пётр уехал в командировку, но ничего не сказал ей, может быть знала свекровь, но при последнем свидании та ничего не сказала, или не успела сказать. Каково теперь ему пережить известие, находясь в чужом городе. Родители посочувствовали своему зятю. После обеда Лариса хотела помыть посуду, но мать не дала, а сказала, чтобы ехала за документами, может быть, ещё успеет в ритуальную контору.

Но отец сказал, что коль нет дома Петра, то и спешить с ритуальной нечего, завтра поедут с утра и всё оформят. На том и решили. Лариса без всяких проволочек забрала готовые документы у паспортистки, подала завёрнутую в обёрточную бумагу шоколадку, с приложенной двадцатипятирублёвой банкнотой. Та не разворачивая бумаги, сунула плитку в ящик стола, и лицо снова приобрело кислое выражение, видимо не на такой презент она рассчитывала. Ну, ничего, подумала Лариса, выходя на улицу, раскроет бумагу, лицо сразу разгладится от морщин.

Посмотрела на часы и всё же решила съездить в бюро похоронных услуг. Очереди уже такой не было и Лариса, объясняя ситуацию с отсутствием мужа, решила и этот вопрос, там ей сказали, что оплатить она может всё сейчас, а вот могилу заказать нужно будет самим на городском кладбище. После тяжёлого для неё дня, женщина остановила проезжавшее свободное такси, назвав свой адрес. Молодая женщина, молча, смотрела вперёд, и думала, такого не было, чтобы муж не позвонил, что же могло стрястись? Открывая дверь ключом, услышала шум воды в ванне. Первым делом испугалась, что забыла закрыть краны, но увидев в прихожей обувь мужа, вздохнула с облегчением, слава богу, муж приехал!
Не раздеваясь, рывком открыла ванную комнату - разбрызгивая воду в стороны, под душем стоял Пётр.

- Здравствуй, Петя!- У Ларисы навернулись слёзы. – Ты когда вернулся?
- Здравствуй. Я сейчас уже выхожу. Недавно, успел только искупаться с дороги.

Лариса разделась, прошла в свою комнату, рассортировала документы и те, что ей дали в ЖЭКе положила в книжный шкаф на дно ящика, потом разберётся, где лежали все их документы. Платила по счетам всегда Анна Тимофеевна, теперь придётся это делать ей самой. Теперь многое придётся делать самой.
Вышедший из ванной муж подошёл и, обняв жену, судорожно вздохнул, как всхлипнул:

- Это я виноват, не уберёг мать. - Прижался крепче, как бы ища защиту от наступившей беды. Уезжал, приезжал, поцеловать иной раз забывал.
- Не нужно так думать, я вот с родителями тоже не так часто вижусь, в отличие от тебя, так что же я их убиваю этим? – Пыталась успокоить мужа Лариса.

В обнимку они прошли к дивану и сели на него в молчании, каждый думал о своём. Зазвонивший телефон вернул их к действительности. Пётр поднялся и пошёл в коридор, Лариса поняла, что звонок был от кого-то из её родственников. Говорили о похоронах, короче обо всём том, что им сопутствует: где заказать транспорт, столовую и сколько может быть человек на похоронах, оказалось, что приличное количество. После окончания разговора, оказалось, что звонил старший брат Ларисы, Евгений, предлагал свою с братом Виталием помощь в похоронах. В этот вечер Лариса с мужем рано легли спать, пожелав друг другу спокойной ночи, им предстоял трудный день.

Похороны и поминки прошли организовано, были коллеги, родственники, друзья. Много сказано тёплых слов от бывших коллег Анны Тимофеевны на поминальном обеде в столовой. Помянули и разошлись по своим домам к своим заботам.

И зажили Пётр с Ларисой в том же темпе и ритме, который был до этого траурного дня, и который не смог нарушить уход члена семьи, только поселилась в квартире тишина. Ларисе приходилось решать не только возникающие свои проблемы, но и проблемы ребят. Львиную долю в судьбах ребят принимал и Демьяныч. Они с Ларисой распределили, за что каждый несёт ответственность, и старались друг друга держать в курсе всех дел. Подошёл срок досрочных экзаменов для нескольких человек. Лариса должна была проследить, чтобы хватило цветов для комиссии. Демьяныч, на собранные экзаменующимися ребятами деньги, заказал заранее в ресторане стол, куда должен был отвезти и угостить комиссию. Лариса предоставила свой кабинет, который ребята привели в порядок, ведь их командир должен будет сдавать всё то, что им только предстоит ещё изучать, и они за него переживали. И приводя класс в порядок, ребята шутили, особенно над своим командиром, видя, как он ловко выкручивает половую тряпку, Лариса подумала, что вот же повезёт какой- нибудь счастливице с таким мужем. Тот словно услышал её мысли и вслух спросил:

- А вы бы пошли за меня замуж? – И улыбнулся.

Ларису, словно током шарахнуло, неужто она вслух сказала то, что думала про себя в тот миг! На секунду повисла тишина, ребята смолкли в ожидании, как ответит их учительница, которая вела с ними беседы на все темы в рамках дозволенного правилами приличия, которые ребята не переступали. Попробовали бы только, им мастак головы бы за неё поотвинчивал. И правильно сделал, такой мамки нет ни в одной группе.

- Пошла бы, Коля, только после того, как вы сдадите все экзамены и получите диплом, - она не досказала, слова её потонули в дружном смехе ребят и кто-то громко выкрикнул:

- Ходить тебе, Коля, холостяком до седой бороды!
Не успел смолкнуть смех, как снова донёсся вопрос: а за меня Лариса Львовна пошли бы замуж, спросил кто-то из парней. Лариса, смеясь, называла все достоинства претендента по причине, которой согласилась бы, будь тому приемлемые обстоятельства, приняла фамилию.

- Вот только за Демьяныча не пошла бы, бурчит очень много, - тихо пожаловалась Лариса под новую волну смеха ребят. – Только вы молчок, а то он быстро найдёт мне замену.

Утро следующего дня Лариса начала с того что тщательно осмотрела себя, не очень ли броско наложила косметику, сказала мужу, что у неё очень ответственный сегодня день, возможно, что у неё будет занят и вечер, чтобы муж не скучал. А может быть, он хочет присоединиться к ней? Но Петр отмахнулся, она будет со своими ребятами, и сказал, что лучше к другу съездит. Лариса вздохнув, не стала возражать, к другу так к другу. Поцеловала мужа и пошла на работу. Выйдя из подъезда, вдохнула чистого воздуха и пошла не спеша, но не прошла и квартала, как её догнал Чурсин.

- Доброе утро, Лариса Львовна! На каблуках, а быстро ходите, еле догнал. - В руках он держал целую охапку цветов.
- Доброе утро, Коля, а откуда вы взялись, я выходила не видела вас.
- Ехал в троллейбусе, готовился к выходу, смотрю, вы идёте. Решил выйти.
- Волнуетесь?
- С вами нет, если бы не пришли, волновался. – Придавая словам иное значение, которое не касалось сдачи экзамена.

Лариса сделала вид, что не поняла, хотя сердце от его слов куда-то ухнуло и стало сладостно и страшно, что это может отразиться на лице, в её глазах и голосе. Она промолчала. В молчании, понятном только им двоим, дошли до училища и вошли в предназначенный для сдачи экзаменов кабинет математики.

- Вы расставляйте цветы, а я пойду в учительскую, принесу ещё одну вазу. - Вышла, перешла через холл, спустилась на первый этаж, где встретилась с директором. Они поприветствовали друг друга, и директор не удержался, сделал комплимент молодой женщине, как она красива и чудесно сегодня выглядит, хоть картину с неё пиши. Лариса зарделась от смущения.

- Скажете такое, Владимир Григорьевич. – Я в ряды красоток не попадаю, мимо пролетаю, но я счастливая, а это дороже красоты. - Отшутилась она.
- Поверьте мне, старику, что девяносто мужчин из ста вам скажут то же, что сказал я, а это высокий процент, даю гарантию. – Сказал директор, открывая перед ней дверь в учительскую. – Не волнуйтесь, думаю, что всё будет хорошо и если вы и Николай Демьянович занимались с парнишкой, он сдаст. И другие сдадут, у нас не валят, сама знаешь, дают дорогу в жизнь.

Экзамен все восемь человек сдали, в том числе и два её ученика, с разными оценками, но дипломы получат, а это главное. И когда они вернулись с поднятыми руками сцепленными в замок, к своим товарищам, к кабинет спецтехники, где шёл урок, лица их светились, Группа встретила сдавших аплодисментами.

- Николай, Демьянович, это вам ребята аплодируют. – Обратился к мастеру Чурсин и сам с товарищем захлопали. - Вам и мамке нашей спасибо, столько сил в нас вложили. Там Лариса Львовна попросила вас к ней зайти после пары.
Ребята сели на свои места и урок продолжился.

Оставшись с экзаменаторами наедине, Лариса, пригласила от имени всех пообедать в ресторане после окончания пары. На что комиссия во главе с директором училища охотно согласилась. Закончилась пара, и пришедший Демьянович пригласил компанию садиться в машины. Доехали быстро. Ресторан был небольшой, но с хорошим интерьером и отличной кухней. Обычно в такое время в ресторане мало посетителей, и компания с удовольствием посидела.

Лариса домой вернулась не поздно, около восьми, мужа не было дома и она, с удовольствием приняв душ, улеглась смотреть какое-то начавшееся кино. Фильм был про любовь, героя играл Виталий Соломин. Герой, имея семью, обзавёлся любовницей молодой. Героиню, разведённую молодую женщину, в одиночку воспитывающую сына, играла актриса Елена Сафонова. И героиня сказала фразу, пронзившую своей простотой, что семья, она как Родина, просто должна быть! Иначе в жизни нет никакого смысла! А по сути, у неё ведь нет этой семьи, одна только видимость, оболочка. Лариса сопереживала героине, чем же закончится сказочная история с её «принцем» внезапно вдруг свалившемся. Оказалось, что ничем, любовник вернул себе женщину, и всё осталось как прежде: он в семье, а она на обочине жизни. Лариса, думая о судьбе героини, незаметно для себя уснула, и когда пришёл муж, она спала крепким сном молодой здоровой женщины.

Время летело быстро, и весна незаметно перешла в лето, и высокое солнце заставляло тянуться вверх траву, деревья, детей. Лариса готовилась к экзаменам по своему предмету в группах второго года обучения. На этом они заканчивают изучать общеобразовательные предметы и останутся только спецпредметы и много часов практики. У неё появилось больше свободного времени, которое использовала с большим кпд. Сидя одна в классе заполняла журналы, дописывала планы, высвободившееся время, можно взять отгулы, а потом пойти в отпуск. В один таких дней в класс зашёл уже бывший командир группы с обходным листом в руках.

- Добрый день, Лариса Львовна. – Парень подошёл к её столу, который был на небольшом возвышении от пола.

- Добрый день, Николай. Я не подписываю обходных. – Лариса набралась храбрости и посмотрела в лицо ученика. Его глаза гипнотизировали, заставляли сердце метаться в грудной клетке, как пойманную в силок птичку.

- Я знаю, зашёл с вами проститься, через несколько дней уезжаю и боюсь, что долго вас не увижу.
- Удачи вам и доброго пути.- Пожелала она ему.
- Вы будете мне писать?
- Конечно же, отвечу.
- А вы помните, что мне обещали выйти за меня замуж?
Лариса засмеялась, вот шутник!
- Помню, как же не помнить, помню, что за всех, кто был тогда обязалась.
- Я приеду и женюсь на вас. - Совершенно серьёзно заявил парень.

Наклонился, взял её руку в свою и поцеловал. С высоты его роста это не составило сложности. Лариса вдохнула запах хорошего одеколона, чистых волос, отросших не по форме, и которым скоро суждено стать очень короткими, на мгновение замерла в молчании, как вдруг подняв голову, он прикоснулся губами к её губам. Мягкие губы юноши в коротком поцелуе довершили то, что не смогли сделать слова о предстоящей их женитьбе - вся сущность женщины взорвалась до головокружения и темноты в глазах. В ушах слышался звон колоколов, а тело било мелкой дрожью от страха, что в этот момент мог кто-то войти. Поцелуй длившийся всего несколько мгновений, перевернули весь мир и всю её жизнь, которая вдруг показалась такой серой и обыденной. Лариса почувствовала, что губы её стали свободными, и женщина судорожно открыла глаза.

- Вы обещали, помните, - молодой нахал стоял уже у раскрытой двери, оставляя женщину в полубессознательном состоянии.

Она ощущала в себе только одно - корни её пышных волос шевелились то ли от ужаса, то ли от непонятного чувства, доселе ею прежде никогда неиспытанного. Он повернулся, взглянул ещё раз на предмет своей любви, сложил губы, как для поцелуя, и, шагнув в холл, закрыл за собою дверь, как отрезал от себя только что покорённую им вершину. Лариса сняла очки, прикрыла ладонью глаза, продолжая переваривать, что же сейчас произошло. Как хорошо, что он уезжает, эта мысль для неё стала спасительной ниточкой, которая каким-то образом удерживала в реальной жизни, оборвись она, и женщина сама не знала, где бы могла очутиться её душа. Скрипнувшая дверь током ударила по нервам, как по натянутым струнам.

- Тебе, что плохо? Врача вызвать?

В дверях стояла Геля, учитель русского языка и литературы. Полное её имя было Ангелина Владимировна, но все близкие ей люди звали Гелей.
- Нет, мне нормально. Просто что-то голова закружилась.
- Да ты бледная вся! Тебя что, кто-то обидел? – Она подошла ближе к Ларисе и присела за первый стол. – Это, наверное, Чурсин, - предположила Геля, - больше мне никто на лестнице не встретился. Тут все девки по нему с ума сходили представляешь? А он, как истукан, на них даже не смотрит, ходит собой красуется. Сказал Светке-лаборантке из кабинета физики, что у него есть свой высокий идеал, которой он будет любить всю свою жизнь. Эта любовь у него с первого взгляда, дразнится, и что бы ты сказала на это! - тарахтела, поджав губы, Геля,

- Геля, зачем ты мне рассказываешь о нём, о его идеале? – Попыталась остановить Лариса словесный водопад коллеги, который мог окончательно поглотить, ввергнуть в бездну бедную Ларисину душу, которая карабкалась по спасительной ниточке благоразумия в свою прежнюю спокойную жизнь.

- Ой, и правда, - спохватилась Геля, видя, по слегка нахмуренному лицу Ларисы, что ей действительно неинтересно слушать училищные сплетни. – Я зачем к тебе пришла, мы собираемся в ресторан через неделю, отметить окончание учебного года, собираем по двадцать пять рублей с человека, а если пара, то полтинник. Сама понимаешь, завуч, и директор с заместителями будут приглашённые лица, с них денег не берём.

- Я не знаю, как муж мой временем сможет распорядиться, но я от себя лично приглашу Николая Демьяновича и внесу за него деньги. Только никому не слова. Хорошо? - Лариса достала из сумочки кошелёк, порылась в нём, нашла искомые купюры и положила на стол. – Вот сто рублей, за нас с мужем и Демьяныча с женой.

- Но если твой муж не сможет пойти с тобою, деньги никто не сможет тебе вернуть. – Геля смотрела на Ларису, странная какая- то она сегодня. – А может Демьяныч не сможет?

- Демьянычу сегодня скажу, попрошу, чтобы они мне составили компанию, ты же знаешь, что я одна не пришла бы, а если Петя не сможет, то мне деньги возвращать не нужно, пусть народ гуляет,- улыбнулась Лариса. – Деньги по сравнению с жизнью ничего не значат.

- Это в сравнении не значат, но как ещё значат деньги в самой жизни!- Заспорила Геля, - это потому что они у тебя есть. А если бы расходы превышали доходы, то сразу ощущается их важность.
- Может быть, они и не приносят счастье. Они приносят относительную свободу в исполнении желаний, хотя не заменяют и самой свободы. – Вздохнула Лариса. – Я смотрю порою на своих молодых соседей студентов, стипендия у них, сама знаешь, копеечная, снимают квартиру, покойная свекровь говорила, что покупают консервы для супов, а они счастливые от своей любви. Жизнь, как спираль, закручивается в одну точку, точку любви и в этой же точке зарождается жизнь.
- Мы тоже были молодыми и тоже жили одной любовью, пока не появились дети, которым это понятие не в корм, им ещё нужно бутерброд с колбасой и маслом нужно дать. - Вставая со своего места, парировала Геля, тоже вздыхая своим заботам.

Подошла к столу взяла деньги, вынула сложенный из кармана цветного сарафана сложенный вчетверо листок, распрямила его на столе и записала против Ларисиной фамилии сданную сумму. Лариса не могла дождаться ухода Гели, чтобы остаться одной. Нет, нужно сейчас собраться и уйти, одной не дадут остаться, лихорадочно думала молодая женщина, не отошедшая от своего смятения. Геля, словно прочитала её мысли, пошла к двери со словами, что ещё нужно многих захватить, пока по кафе не разбрелись. Хорошая мысль, высказанная Гелей, значит нужно куда – то пойти, где малолюдно, может на берег реки? Лариса всегда любила воду, жаль, что нет с собой купальника. Ничего, она и так побудет у реки, помечтает, подышит чистым воздухом и разберёт по полочкам свои чувства.

(продолжение следует)
Tags: # проза, литература, моя проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments