Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Дела сердечные (Продолжение)

Эльза Железняк

Попив чаю, Лариса взяла свою сумку и, попрощавшись с матерью, пошла к месту своей казни, где сердце и душу, и тело её четвертовано колесом любви. Едва подошла к повороту, сердце само бешено заколотилось, зря бьёшься испугано, уговаривала себя Лариса, всё прошло и больше не вернётся. Но оно не успокоилось до самого дома, нет-нет и замрёт в пронзительно –сладостном умирании. И когда Лариса пересматривала свои наряды к первому дню занятий, она выбрала такое, в котором непременно произвела эффект на Николая. Остановилась на платье, купленном в Ялте зимой. Придирчиво примерила перед трюмо. Она в нём, как девушка подросток, как с нею ещё ребята считаются, удивилась своему отражению.Осталось косметики чуток нужно чуть больше и станет старше выглядеть и солидней.

Проснувшись поутру, подошла к статуэтке ангела, провела кончиками пальцев по крыльям и мысленно попросила у него сил, чтобы преодолеть все выпавшие на её долю испытания: «Я не знаю, как твоё имя, но прошу тебя, не оставляй меня одну, дай силы и я верю, что смогу выстоять и пройти путь, каким бы он не был».

Первый день, первый урок, встреча после летних каникул. Они стали намного взрослее и уже немного стеснённее выражали радость от встречи с нею и мастером. Мимо воли взгляд её тянулся к тому столу, за которым раньше сидел Чурсин, её совсем незрелая любовь. Мало - помалу Лариса взяла себя в руки и похвалила себя, какая она молодец.

Лариса вступила на новый виток спирали судьбы, попыталась унять своё воображение и забыть роковую встречу со своей несбыточной мечтой. Забыть. Легко сказать, а как сделать, когда она зашла в библиотеку после первого урока, ей Вера подала письмо со словами:

- Он всей группе написал письма, и тебе в том числе. Интересно, что он там пишет, как устроился, всё-таки чужой город.

Ларисе не нужно было даже смотреть на адрес и подчерк писавшего, гулкие удары сердца сами сказали от кого этот авиаконверт. Лариса взяла его и положила в сумочку, прочтёт после, без лишних глаз.

- Спасибо, Вера. Не маленький уже, казарма, как он ещё мог устроиться. - Попыталась ответить ровным голосом Лариса. - Комплектация книг полная или чего-то не хватило в этом году?

- Всем хватило, бибколлектор сработал отлично, учебников много новых прислал.

Ларисе не терпелось уйти, она попрощалась с библиотекарем, а то ещё чего доброго скажет, что бы письмо вслух ей прочитала. Домой долетела, как на крыльях и только закрыла за собою дверь, в нетерпении расстегнула сумочку и достала белый конверт, окантованный красными и синими полосками. Руки дрожали, и из боязни не порвать письмо, аккуратно надрезала ножницами сбоку тонкую полоску. Так же аккуратно вынула сложенные парные листы из школьной тетради, развернула и сразу бросилась первая строка «Здравствуй, любимая!» Она, пятясь, присела на диван, и читала расплывающиеся строки и не могла себя заставить остановиться, взять платок и протереть стёкла очков. Её тело било мелкой дрожью от каждой его фразы, взрывая всё её естество и она уже жалела, что не вернулась с ним в город и не испытала физическую близость, падать, так уж до самого дна глубокой пропасти. Её удивляло одно, как такой молодой парень в сравнении с нею, мог покорить её, что оказавшись в его власти, от которой у неё сил нет, чтобы избавиться. В конце письма написал, что на училище будет писать раз в неделю, а так как он не может ей не писать, остальные письма будет посылать на главпочтамт до востребования. Дочитав письмо, она приложила его к лицу и вдохнула в себя, слабый, едва уловимый аромат, исходящий от бумаги или так ей показалось? Глубоко вздохнув и не получив облегчения, Лариса нехотя поднялась с дивана, сняла с себя платье и на ходу снимая остатки одежды пошла и стала под душ.


Каждый день она жила ожиданием окончания уроков, ехала в центр, заходила на главпочтамт, чаще всего выстаивала очередь, получала своё письмо и ехала домой, чтобы встретиться и "поговорить" с любимым. Она уже не сопротивлялась, подчинилась своему необузданному чувству, такое желанное для каждой нормальной женщине. Лариса жила этими письмами. И чтобы не вызывать подозрения у библиотекарей заходила к ним, как всегда до этого. А потом попросила в письме, не писать на училище вовсе, ведь она всё равно ездит к главпочтамту. Отсутствие писем сразу бросилось в глаза работницам библиотеки:

- Ты что с ним поругалась? – Спросила Ирина, напарница Веры.
- С кем поругалась? - Удивилась Лариса в свою очередь

- С выпускником, который тебе пишет письма.

- - Ир, сама видишь, что мне многие пишут, подсчитай, сколько писем за неделю я получаю? Около пяти-шести. И как я могу знать, кого ты имеешь в виду

- Высокого красавца Чурсина Колю.- Ирина загадочно улыбалась.

От этой улыбки у Ларисы похолодело в груди. «Неужели они распечатывают и читают письма предназначенные ей», - испугалась Лариса.

- Многие пишут на дом, и он в том числе, изредка, правда. Когда ему писать, строевая и прочее, матери, девушке и отдохнуть парню тоже хочется.

- А муж не ревнует к ученикам?

- А чего ему меня ревновать, не красавица, да и не гулящая вроде бы, из доверия ещё не вышла.- Отрезала Лариса, забирая два письма и расписываясь в формуляре за пару учебников.

Распрощалась и поднялась в свой класс. Раздражение против Ирины не спадало. «Юпитер, если ты сердишься, значит, ты неправ» - попробовала утихомирить свои чувства Лариса. Но Юпитер продолжал бушевать и не хотел идти на усмирение. «О, какая ты, а я и не знала, что такая агрессивная»! – Корила себя Лариса. Придя домой, она перебрала все письма, внимательно оглядывая их на предмет вскрытия. Лариса сидела с толстой пачкой писем за столом и была очень расстроена, что же будет дальше? Она основательно вымоталась за эти месяцы, ребята старались выиграть в очередной раз поездку в Карпаты, но не получилось. Появилась возможность на каникулы поехать на один из островов на заводскую спортивную базу, по желанию. Лариса вздохнула свободно, и хотя она не обещала Николаю встречу, но в душе мечтала о встрече, до Скоро Новый Год и Коля должен будет приехать на каникулы. Лариса пыталась представить себе их встречу и не могла, зато тело представляло остро, отзываясь на прочитанное слово вспышкой пламени, опалявшем каждую клеточку тела, понуждая к выбросу гормона счастья эндорфина. За две недели до праздника после работы приступила к наведению порядка в квартире: повесила чистые занавеси на окнах, пропылесосила мебель. Хотела сдать ковры в химчистку, но передумала, она их полгода назад после ухода Петра сдавала. Перемыла и перечистила все сковородки. Деятельной натуре Ларисы нужно было к чему – то приложить руки, чтобы не томилась душа в ожидании. На работе у неё была большая загрузка, особенно по внеклассной работе, скучать днём не приходилось. Ходили по воскресеньям на экскурсии в музеи или на выставки, с заходом в кафе или кинотеатр. Беседы веселись на различные темы в непринуждённой форме, иногда разгорался такой спор, что прохожие думали, что ребята между собой ссорятся. Лариса вмешивалась в спор в момент наивысшего накала, раскладывая по полочкам и приводя аргументы, называемые той и иной стороной, в итоге ребята признавали правоту той стороны, чья больше приводила аргументов, и как следствие - побеждала дружба. Группа с каждым месяцем становилась сплочённей.

Подготовка к Новому Году заняла много времени у Ларисы, чего только стоило обучению танцам, подготавливая очередной номер. И наступил долгожданный Новогодний бал. Как хорошо, что в проведении мероприятия принимал активное участие и Демьянович. Вечер провели замечательно, Лариса еле вылезла из машины своего мастера, двое парней провели её до лифта, вызвали и отправили наверх, сами вернулись к машине. Какое счастье, что она теперь свободна. Зашла в квартиру, разделась и сразу же пошла в душ, какое это замечательное благо цивилизации. Находясь в ванной, услышала настойчивую телефонную трель звонка. Лариса выключила воду и подошла к аппарату, подняла трубку и услышала частые гудки отбоя. «Кому нужно перезвонят», - решила Лариса, возвращаясь под тёплые струи. Приняв душ, укуталась махровой простынею, промокнула влагу на теле, покрасовалась перед зеркалом в ванной, развесила для просушки простынь. Накинула на взбодрившееся тело мягкую ночнушку, сверху тёплый махровый халат, а на ноги носки, которые в прошлом году привезли ребята. «Видать Коля покупал» - ёкнуло сердце. Через секунду в дверь позвонили. Лариса подошла к двери, кто бы мог в одиннадцать вечера прийти?

- Кто там? – Спросила через дверь, пытаясь посмотреть в глазок.

- Вам телеграмма из Мурома.- Послышался глуховатый мужской голос.

Боже, от Коли! Лариса рывком открыла дверь, и отступила на полшага назад, но вместо разносчика телеграмм перед нею стоял он сам, собственной персоной с большим пакетом в одной руке и розами в другой. Курсантская форма сделала его ещё выше ростом и шире в плечах. При виде Николая Лариса чуть не упала в обморок. Он шагнул вперёд, поставил пакет, прислонив его к стене, протянул розы и свободной рукой прижал к себе, выражая в поцелуе радость долгожданной встречи:

- Я тебя больше часа уже жду в подъезде соседнего дома, там ещё нет металлической входной двери.- Ну, здравствуй, моя самая, самая …- Не закончил фразы снова поцеловал, безмолвную от шока Ларису.

Опомнившись, обняла его за шею:

- Дверь, дверь закрой, пожалуйста. Какая у тебя мода целоваться у всех на виду! - Засмеялась счастливая женщина.

Не отпуская от себя Ларису, Николай развернулся, попятился к ручке и захлопнул дверь.

- Раздевайся, я себя сейчас хоть приведу в порядок, не ждала гостей, спать собралась. – Лепетала Лариса.- Цветы в вазу поставлю. Умывальник в ванной, тремпель в шкафу, туда шинель повесь. – Распоряжалась хозяйка слегка дрожащим голосом, в котором слышалась радость.

- Тремпель, что это такое? - С удивлением спросил Николай.

- А, это плечики, вешалка или как там ещё вы говорите.- Проговорила Лариса, из своей комнаты. Она надела скромное тёплое платье, подчёркивающее её тонкую талию и оно единственное, которое чуточку увеличивало грудь.

– Идём в кухню, я тебя покормлю.
- Я не голоден, ты подожди, я сейчас,- он метнулся в коридор.- Совсем забыл, это тебе новогодние подарки. – Подал пакет Ларисе.

Лариса взяла пакет и от растерянности не знала, что с ним делать. Николай снова приник к её губам и почти внёс в кухню, не отрываясь от своей ненаглядной. Затем усадил на стул, взял пакет и стал доставать гостинцы: две баночки икры красной и чёрной, большую коробку сыра «Янтарь», две палки сырокопчёной колбасы, какие-то мясные консервы и балыки. Лариса с ужасом смотрела на эти деликатесы и не верила своим глазам, откуда у него вся эта продуктовая роскошь:

- Зачем ты так тратился? Ты что, магазин ограбил?

- Эх ты, забыла, что была мне мамкой? – Усмехнулся своей шутке. - Мы хорошо заучили твою школу, и она мне помогла. Я когда приехал в училище, то мама выслала деньги, которые ей оставил для перевода. Ведь кроме учёбы в училище , я ещё подрабатывал по ночам, хотя мать и ругалась. – Рассказывал о своей жизни Николай. - Получил перевод и открыл в кассе счёт, поэтому видишь, каким стал, на курсантском пайке я бы не выдержал. Мы покупали несколько буханок хлеба, на кухне отваривали картошку, покупали лук, сало и для нас был царский ужин. У нас в роте не было голодных, взаимовыручка, вещь стоящая. Нас даже старики не трогают, опасаются. Вот не поверишь, я всегда о тебе думал. – Рассказывал, раскладывая продукты по полкам.

- Давай будем ужинать. Ничего не хочу слышать. Никаких отговорок.

- Честно, я поел в ресторанчике, а кофе выпью с удовольствием, пил только в увольнении, но не всегда разрешали, то кто – то проштрафился, то карантин по гриппу. Можно даже растворимый. Я так по тебе скучал. Какое счастье, что у меня есть твои фото, иначе, я бы сошёл с ума.- Перебегал с темы на тему молодой человек.

Он подошёл к Ларисе, взял чашки и рук поставил на стол. И нежно обнял, аромат французской туалетной воды пахнул на неё, снова закружил голову. – Я не выдержал бы той нагрузки, если бы не твои письма.

Лариса поставила на плиту чайник и обратила внимание, что руки не дрожат и внешне она выглядит спокойно, но сердце до сих пор бьётся неровными толчками. В этом состоянии она не могла придумать что бы ему сказать, лишь только смотрела на своё счастье во все глаза и упивалась им. Если бы её спросить в этот момент, а сколько может продлиться счастье - ответила бы, не задумываясь: на всю оставшуюся жизнь. Сидела и смотрела, как он насыпает кофе, сахар, увидел закипевший чайник, разлил кипяток по чашкам и размешал его. Лариса спохватилась, что рулевое управление кухней взял на себя гость, заставила поднять своё вдруг отяжелевшее тело и подойти к холодильнику, на котором стояла большая фруктовая ваза полная сухариков и галетного печенья.

- А вот к кофе, пожалуй, у меня ничего нет, ой есть, шоколадка лежит в холодильнике. – Вспомнила она. – И достав плитку, села напротив нежданного гостя, быстро сняла обёртку и разломала на квадратики. Не могла отделаться от мысли, что делает что-то не так.

И тем не менее они пили кофе и смотрели друг другу в глаза, всё ещё не веря своему счастью.

-Как ты тут жила без меня, рассказывай. Я буду внимательно слушать, а то ты в письме про училище, ребят, мастака, про город всё что угодно, а о себе два три слова.- Он взял своей большой ладонью и погладил её кончики пальцев, словно перебрал их. Ларису снова словно ударило током от лёгкого прикосновения.

- Моя работа, ты её знаешь. Мне и рассказывать-то больше, собственно, нечего.- Лариса взглянула в глаза парня и утонула в них.

- Тогда я тебе расскажу, можно? – Он достал из внутреннего кармана кителя обручальное колечко и надел его на безымянный палец правой руки. – Выходи за меня замуж. Мы завтра пойдём в ЗАГС и распишемся. Я знаю, ты в разводе и не спрашивай меня, откуда я знаю.

Встал со своего стула, подошёл, встал на колено и, взяв за руку, произнёс:

- Клянусь всю свою жизнь любить только тебя, в горе и в радости, в богатстве и бедности, в в болезни и в здравии, будь моей женой.

Лариса прижала к себе его голову и сказала:

- Ты знаешь, сколько мне лет? Ты знаешь, на сколько лет я тебя старше? Если ты об этом не думаешь, то должна подумать я. Я не могу принять предложение, потому что не хочу тебя связывать и привязывать к себе. Ты молод, молод, не дёргайся, а внимательно меня выслушай. Пройдёт время год, два или больше, твоя влюблённость растает, и ты встретишь свою настоящую любовь. Коля - это жизнь, а с нею не поторгуешься. - Говорила, а тело и разум бунтовали против этих слов.

Но Николай не стал её слушать, он высвободил голову из её объятий, подхватил на руки свою драгоценную ношу и понёс в спальню, положил на кровать:

- Я ничего не желаю этого слушать, потому что это говорят твои губы, но не сердце. У тебя глаза говорят мне совсем иное, и я им больше верю, чем губам. Где у тебя ночник или свечи?
- Зачем тебе свет?- Остатки голоса разума, взывали хозяйку одуматься, и чётко уже понимая, что за всем этим последует, Лариса пришла в ужас.

- У нас будет настоящая брачная ночь, наша первая, я так её ждал!

Он нашёл вилку, включил лампу и стал с нежностью раздевать Ларису. Сам разделся быстро, не стесняясь своей наготы, подошёл и лег рядом, покрывая поцелуями от макушки до пят и касаясь руками самых запретных мест женщины. Лариса пылала от стыда, в то же время нараставшая страсть, взрывая оставшееся благоразумие от бывшей Ларисы, заглушала это чувство. Он её брал нежно, доведя до экстаза, когда женщина, уже не изнемогая, сказала сама: хочу тебя. Он взял её, доведя до пиков несколько раз, а потом и в самый последний пик пришёл сам, доведя акт до слияния не только тел, но того, из чего зарождается новая жизнь. Два молодых тела в любовном экстазе слились в едином импульсе страсти, не сдерживая сладострастных стонов. Он снова и снова целовал её тело, лаская, рождая в Ларисе новое и новое желание. Она себе такого представить не могла, даже при прочтении любовных романов. И когда утром Николай уходил, не хотела его отпускать ни на одну минуту. Но и ей нужно было на работу идти.

- У тебя есть запасной ключ, дай мне его на время, пожалуйста, как только освобожусь, сразу приду сюда.- Попросил смущаясь.

- Милый, конечно же, есть. - Она подошла к столу и взяла деревянную резную шкатулку, открыла её, достала ключ и положила на стол. – Вот, бери. – Протянула ключ.

Он подошёл к Ларисе взял его и шкатулку, улыбнулся:

- Такой большой ларец, должен быть набитым сокровищами.- Заглянув в неё, и увидел две цепочки, три перстня и обручальное кольцо от прежнего супружества,- покачал головой, - маловато будет. Придётся Лариса Львовна мне ещё старательнее учиться, и выпуститься с досрочным присвоением званием, чтобы поскорее заполнить пустующее пространство.

- Чудо ты моё, - Она забрала у него шкатулку, не глядя, поставила на краешек стола и обняла его, крепко целуя губы. – Разве в этом счастье для меня?

(продолжение следует)
Tags: моя проза
Subscribe

  • 👠👒ФИЛЬДЕПЕРСОВЫЕ ЧУЛКИ🎋

    Этот случай произошел с отцом моей подруги. У ее родителей приличная разница в возрасте, и отцу на данный момент шестьдесят пять. Он детский врач,…

  • Значит будем жить!

    Где - то в половине четвёртого зазвонил телефон, звонил наш хороший знакомый: мы с ним как - то баллотировались в депутаты районного совета города,…

  • Облака

    Знаете ли вы, что наблюдая за облаками десять минут, вы стираете сотни отрицательных визуальных впечатлений? Все Ваши негаразды на какое - то время…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments