Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Categories:

Дела сердечные (Окончание)

Эльза Железняк

А Лариса ушла, не оглядываясь в новую свою жизнь, на новый виток. На вторую неделю отпуска по настоянию врачей пришлось лечь снова в стационар, у неё началась отёчность. Пролежала мучаясь от тоски и вынужденного безделья два месяца, Лариса выписалась. Летняя жара доводила бедную женщину до изнеможения, она не могла на себя уже смотреть и старалась не подходить к зеркалу, с большим животом, припухшими губами и тёмными пятнами на лице. Братья по очереди, а иногда отец забирали её на время, привозили домой, чтобы Лариса могла принять душ и подышать свежим воздухом. Мать старалась наготовить любимой еды для дочери, у которой проявился поздний токсикоз. Забрать после выписки приехал отец и как обычно хотел повезти домой, мать уже приготовила любимые Ларисины манты, но Лариса захотела поехать к себе на квартиру.

- Хорошо, - согласился отец, давай поедем к нам, поешь, мать проведаешь, и я тебя отвезу к тебе домой. А завтра приеду раненько, ты собери себе вещи и мы поедем на дачу, там тебе будет легче.

Лариса согласилась с предложением отца, и они поехали к знакомому ей с детства дому. Мать встретила, как всегда, обнимая и целуя свою дочь. Вот и дождалась она своего счастья, будет у неё маленький, которого она так ждала. Никто из родственников не спрашивал, кого она думает родить: мальчика или девочку. Они знали, что этот вопрос может её расстроить, да и какая разница кто родиться и оберегали, внося свою лепту любви к будущему человечку. После ужина отец с матерью помогли Ларисе спуститься к машине и отвезли дочь домой. Лариса не была около двух месяцев дома и хотела за два месяца отдохнуть на своей кровати, она устала от больничной кровати, и от того как пахнет постель. Она чуть не прошла мимо почтового ящика. Отдала отцу ключи от квартиры и они, взяв сумки с вещами, вызвали лифт, и зашли в кабину, а Лариса пошарила в кармашке сумочки, нашлю ключ от ящика и открыла его, он был набит конвертами. У неё дрогнуло сердце, задрожали руки, и спину охватило холодком от неожиданности. Судорожно вынула все до единого конверта, и чтобы никто не видел, быстро запихнула в сумочку. Подошла к лифту, нажала на кнопку вызова, и оперлась о стену, ноги подгибались и совсем не держали ослабевшую женщину. «Боже мой, что ты со мной делаешь?» - Взывала она к неведомой силе, которая не хотела отпускать от себя, напоминая о том, что не может Лариса единолично решать за другого человека. Каждый решает сам за себя, и сам за себя в ответе. Открылась дверь лифта, она с трудом вошла в кабину нажала кнопку с цифрой «семь» и, стараясь стереть со своего лица печать печали, чтобы родители не догадались о том, что у неё в этот миг на душе. Она ещё не открыла дверь в квартиру, как поняла, что мать с отцом в срочном порядке проводят авральные работы, вытирают пыль, проветривают комнаты, чтобы дочь не перетрудилась. Когда закончили уборку, Лариса пригласила родителей выпить чаю, но отказались, ссылаясь, что машину нужно будет ставить в гараж заранее, пока едва начало сереть, у отца в последнее время совсем неважно с глазами и он старается не ездить в такое время. Лариса не стала задерживать родителей, расцеловалась с ними и проводила к лифту. Они поехали, а женщина вернулась к себе в квартиру и подошла к сумочке. Взяла её и прошла к себе в комнату открыла, достала конверты и разложила на столик перед ангелом. Включила свет и стала сортировать конверты по датам на печатях. Затем надрезала конверты, вынула письма и сверила правильность очерёдности, она почти не ошиблась в сортировке. Она не могла не прочесть эту большую стопку писем, в которых было столько слов любви и ласки. Она будет вслух читать, чтобы слышал это и малыш, что он любим и желанен. Прошло больше часа, а она прочитала только половину писем. Неожиданно позвонили в дверь. Кто бы ни пришёл, Лариса не намерена открывать, потому что никого не ждёт и появление сейчас чужого человека в её квартире ничего кроме досады принести не может. Звонок зазвонил второй раз и больше не повторился. Лариса сидела тихонько, как мышь в ожидании телефонного звонка, который ждала и боялась до потери сознания. Но телефон молчал, и мало-помалу Лариса успокоилась, и состояние натянутой стрелы растаяло. До позднего вечера она читала письма полные любви, тоски и печали, вызванной её молчанием. Она думала о том: правильно ли так поступила, отказав кроме себя ещё и другому человеку в любви и счастье. Подняла глаза к ангелу, в надежде, что тот подскажет правильный ответ, но ангел молчал. Лариса взяла статуэтку в руки, прижала к груди. «У тебя самого крылья опущены, ты сам устал помогать таким как я» - Горько усмехнулась Лариса вставая. Не удержала статуэтку в руке, она выскользнула, как- будто ангел хотел проверить силу своих крыльев и взлететь, но вместо этого упал на ковёр. От радости, что он не разбился, Лариса быстро подняла статуэтку и принялась её осматривать. Обратила внимание, что донышко постамента, которое имело прямоугольную форму, странно потрескалось, как бы показывая, что этой детали тут раньше не была и за крышечкой что-то хранится. Лариса потрясла статуэткой, ничего не было слышно. Она взяла тонкий кухонный нож и слегка со всех сторон обвела, поддела и крышечка отпала, на стол упал тугой свёрток денег. Лариса развернула свёрток, пересчитала деньги, их было пять тысяч. Пошарила в статуэтке, больше там ничего не было. Она развернула небольшую бумажку, на которой было всего две фразы: «Эти деньги тебе. Поставь мне памятник, сын не поставит». Лариса с удивлением смотрела на записку, на пятьдесят купюр и на ум пришло вспышка последней минуты прощания со свекровью. Так вот что она порывалась сказать: ангел на тумбочке, - стала припоминать слова свекрови, – на похорон. Какая тумбочка, если ангел стоял на столике? - Может быть, поэтому она не придала впоследствии значения её словам, посчитав за бред. Да и то, если припомнить с каким трудом она произносила слова, невнятно, с остановками, рвала слова на слоги. А что деньги в статуэтке не знал даже Пётр, видимо от него прятала. Не знал, пусть не знает, а она исполнит волю покойной, закажет памятник. Она подошла к телефону, набрала ноль девять и назвала фамилию и адрес, торопливо записывая номер телефона. Не посмотрела на часы, позвонила. Трубку взяла его жена. Лариса попросила к телефону Петра Васильевича и сказала:

- Добрый вечер, извини, что нарушаю своё же слово, я хотела сказать, что памятник твоей матери я поставлю сама. Я его уже заказала. Спокойной ночи! - И с чувством выполненного долга положила трубку на рычаг. – Молодец!- похвалила сама себя, затем посмотрела на часы. Они показывали двадцать два пятьдесят. – А всё равно молодец!-Махнула рукой, хваля себя .

Перевязала стопку денег и решила снова положить на прежнее место. Аккуратно вместе с запиской вложила и поставила, без донышка статуэтку на место. Наклонилась, поцеловала в крыло, произнесла слова благодарности богу, ангелу, свекрови и отправилась в душ. Эту ночь спала крепко, всего лишь два раза проснулась, малыш давил на мочевой пузырь. Разбудил её звонок в дверь, это за нею приехал отец: «Проспала», - встрепенулась Лариса. Накинув халатик, подошла к двери открыла защёлку:

- Привет, пап, заходи. Я быстро, только умоюсь, - пару шагов и Лариса в ванной.

Услышала, как открылась и закрылась, и вместо голоса отца вдруг прозвучал незнакомый женский голос.

- Здравствуйте. Только я не папа.

Лариса выглянула из ванной, почти у самой двери стояла женщина с большой сумкой в правой руке. Лариса близоруко прищурилась и вдруг поняла, что перед нею никто иная, как мать Николая. Они смотрели друг на друга и молчали. Первой опомнилась Лариса, она всё – таки хозяйка, закон гостеприимства обязывает:

- Прошу вас, проходите вот в эту комнату.- Она открыла двери большой и сделала приглашающий жест.

Женщина поставила сумку и прошла следом за Ларисой.

- Присаживайтесь. – Опять жест рукой. – На диван или кресло, выбирайте любое место. И сама осторожно, как уже привыкла, присела на краешек дивана. – Что вас привело ко мне в столь ранний час? – Сдерживая в голосе волнение, и внутренне напрягаясь, спросила Лариса.

- Я прощу прощения, что вот так ворвалась, но у меня не было другого выхода. - Она полезла в карман сарафана и достала конверт. Вынула из него письмо, развернула, посмотрела на листки, затем сложила один к одному, по понятной ей нумерации, перегнула и подала Ларисе. - Читайте, вот отсюда.

Лариса дрожащей рукой взяла письмо и вдруг вспомнила, что она не в очках.

- Простите - Тихо проговорила она. - Я сейчас схожу за очками.

- Сидите, я сама. Где они лежат?

- В спальне на столике.

Женщина встала и вышла за очками, а Лариса лихорадочно вспоминала имя и отчество утренней гостьи и от волнения не могла вспомнить. Женщина принесла очки, протянула их Ларисе и села рядом на диван. Лариса водрузила очки на нос и стала бегло читать. «Дорогая мама, я знаю, что тебе будет тяжело, но прошу, сделай это ради меня. Лариса перестала мне писать, сказали, что ушла из училища, где она никто не знал. Шустик с Арсеном оббегали все закоулки в городе, но всё даром. И только неделю назад увидели, она шла по улице не очень близко, но они её узнали. Она зашла в какое-то здание. Мама, я теперь точно знаю, что она беременная и этот ребёнок мой. Мама, будь до конца мне другом, сходи к ней по указанным адресам и забери к нам. Я люблю эту женщину, и она мне дороже жизни. Любить женщину - значит думать не о том, что от неё получаешь, а о том, что ты ей отдаёшь. Я просто не смогу без неё жить. Мне больше сказать тебе нечего, мама». Отведённое место на листочке закончилось. Лариса подняла голову и вопросительно посмотрела на мать Николая, протянула ей письмо, ей хотелось рыдать, но она сдерживала себя, она должна всё выдержать, хотя бы до того, как приедет отец.

- Не буду лукавить, я сначала его отговаривала, думала, что это баловство с вашей стороны, чтобы он нашёл по себе девушку, но потом поняла, что у сына это очень серьёзно, что я могу его только от себя оттолкнуть. - Она вздохнула. - А он у меня один и для меня его боль – это моя стократная боль. И думаю, что мы взрослые женщины не будем друг другу выдирать за него глаза, а будем любить обе. Ведь вы решилась же родить от Коли, значит это серьёзно и я пришла за тобой, дочка. Собирайся. Сумка для вещей у порога, сейчас принесу. – Проговорила Колина мать.

Лариса смотрела на неё и видела, как лицо женщины расплывается, отчего-то мутнеет, и она спохватилась - это ей слёзы застилают глаза. И именно в этот момент в дверь позвонили, а затем она открылась. Лариса вышла в прихожую, это приехал отец. Увидев плачущую дочь, а за нею в проёме двери женщину, он понял всё:

- Если вы пришли обидеть нашу дочь, то прошу этого не делать. Нам ничья помощь не нужна! Мы сами воспитаем нашего малыша!– Повысив голос, шагнул по направлению к Ларисе, и протягивая руку, чтобы прикрыть её от всяческих опасностей собой.

- Здравствуйте, сват. Будем знакомиться? Валентина Петровна.- По – доброму произнесла гостья.- Приехала за Ларисой, что же она будет томиться в этих стенах одна, в семье веселее.

У отца слегка вытянулось лицо, и он, запинаясь, ответил:

- Здравствуйте. Лев Капитонович, будем знакомы. -Подошёл к свахе, остановился в нерешительности, но женщина пришла ему на помощь – обняла. - В таком случае поедем к нам, там и поближе познакомимся, да и мать ждёт. Вот обрадуется! Дочь, где твои вещи?

Он подошёл к телефону, набрал номер:

- Готовь на стол, не сами едем, со свахой. Будем знакомиться!


Tags: #проза, литература, моя проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments