Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Category:

Галкино счастье


Эльза Железняк

Галя сидела на заднем сиденье в машине и тихо плакала. Капли дождя налетали на стекла, которые змеились под тугими порывами встречного ветра: казалась, сама природа разделяет горе и плачет вместе с ней. Она едет домой из роддома одна. Сына, которого увидела только единственный раз, муж забрал на второй день, чтобы похоронить на детском кладбище. Роды были очень тяжёлыми, и жизнь в крохотном тельце не была в состоянии выдержать испытания, несмотря на все усилия медперсонала.

Галя фигурой походила на мальчишку: широкие плечи, узкие бёдра – итог спортивной карьеры пловчихи. Чемпионкой мира она не стала, сдала только нормативы мастера и оставила спорт, бросив одновременно учёбу в институте. Быть тренером или заурядной училкой по физкультуре ей расхотелось, так как для заочного обучение требовалась работа по специальности. Родители, друзья и просто знакомые пытались отговорить от такого опрометчивого шага, но Галка настояла на своём, оправдывая свою кличку «Штопор» и подала документы в торговый техникум, пошла работать в магазин. Не могла же она всем подряд объяснять, что спорт лишил её фигуру привлекательности и что шансы выйти замуж у неё мизерные. Мужская фигура, хриплый простуженный голос и жёсткий характер барьером выстраивались на пути к знакомству с понравившимся парнем. Кому можно сказать, что тебе двадцать один, а ты нецелованная? Что никто не бегает сломя голову, умоляя о свиданиях, нет того единственного, который бы сказал, что он любит её так, что жить не может без неё и чтобы она стала его женой. Галина за эти слова ладна была умереть от счастья, но счастья не было, и поэтому она решила круто изменить свою судьбу, пошла в торговлю. Сначала фасовала сыпучие продукты, а затем после сдачи зачёта, перешла младшим продавцом в бакалею. И, о чудо, как только стала за прилавок, к ней начали заигрывать парни. Галина воспрянула духом, за собою следила ещё тщательнее, чтобы и форма была чистая, туго накрахмаленная, отутюженная украшала фигуру, а не уродовала.

Наконец-то у неё появился постоянный кавалер, которого звали Сергей, и все заметили, что она стала намного мягче в обращении. Галина влюбилась в него без оглядки, хотя говорили, что он ей не пара, что такую сорвиголову ещё стоит поискать, но Галке не было дела ни до чьих советов. Не прошло и трёх месяцев, как гости кричали молодожёнам заветное слово на свадьбе. Но счастье Галкино было омрачено на второй день смертью матери, которая страдала от тяжёлой болезни сердца.

Одно дело встречаться, другое - совместно проживать. И трения не заставили себя долго ждать, как ни одна, так другая причина находилась для очередной ссоры. И чаще всего ссору начинал Сергей, а вечером приходил домой с работы навеселе. Галина поняла оправдательную тактику и решила не поддаваться на провокации, но Сергей, чтобы добиться желаемого результата стал прибегать к разного рода уловкам и обидным оборотам речи, на которые среагирует любая женщина, не то что Галка, с её заводным характером. Особенно стал донимать когда забеременела:
- Родишь девку, не приеду в роддом и забирать не буду.
- Да хоть сейчас собирай свои манатки и уматывай отсюда, я от тебя так уже устала! – В сердцах бросила однажды Галина.
- Да ты посмотри на себя, кому ты будешь нужна, если я уйду! Ходишь, как лошадь на бегах, - идёшь - гвозди пятками вколачиваешь. Видел вчера, как ты шла с какой-то девахой от остановки. Она на шпильках не так цокала, как ты в тапочках, да ещё руками размахиваешь, как солдат на плацу!
Галя резко вскинула голову, закусив губу от обиды, хотела ответить более грубо, но вместо этого сказала тихо:
- Когда встречался, женился, видел, кого брал, а теперь нечего мне этим глаза колоть. – Этот упрёк для неё был самым горьким в короткой семейной жизни, а ведь нет ещё и полгода…

Чтобы хоть как-то примириться, Галина дала согласие на покупку мотоцикла, которым Сергей бредил с первого дня их встречи. Он больше стал заниматься своим железным другом и меньше придираться к Галке, даже по дому помогал иногда.

После этого разговора Галка задумалась: а ведь он прав - Лизка не такая уж и красавица, но когда идёт, на неё мужики оглядываются, а та и бровью не поведёт, не покажет, что это её трогает. Может быть привыкла?

В первую очередь решила Галина начать с походки и стала присматриваться, как ходят женщины на каблуках. И пришла к выводу, что так ходит, как она, большинство женщин, но Лиза ходит и в самом деле особенно. Она не тащит тяжёлые сумки, если обувь на шпильке, а идёт неспешно, мягко ставя ногу на носок. Но у неё нога нормального размера, а у Галки, вот беда, почти сороковой. Ну, ничего, родит и займётся обувкой, и будет тренироваться, чтобы походка была лёгкой.

Время родов приближалось, и Галина страшилась идти в консультацию, снова врачиха начнёт её ругать, что она много набирает, а если посудить, то Галка впроголодь живёт, так как знает, что роды предстоят трудные из-за узкого таза, а та всё равно на неё орёт. И Галина не возьмёт в толк как можно уменьшить вес ребёнка, да врач и сама не знает. Галка что ни съест, ребёнок забирает себе. Скорей бы уже родить.
Галка, тяжело переваливаясь, собирается в консультацию за обменной картой. Сергей снова умчал на своём мотоцикле, придётся отца просить, чтобы её отвёз или брата. Хорошо, что отец имеет старенький жигулёнок, а то Галка не знала бы как добираться до консультации, которая расположена в центре города. Как и предполагала, врач накричала на неё в очередной раз и выдала направление в патологию. Галка согласилась лечь под присмотр медиков, чтобы быть уверенной, что всё будет хорошо, а получилось не так как мечталось. Галка не винит врачей, что не смогли спасти сына, хотя можно было сделать кесарево сечение и ребёнок, возможно, остался бы живым.

Беда не ходит одна и после смерти сынишки, которого она так и не приложила к груди, не подержала на руках, на мотоцикле разбился Сергей, гоняя с другом поздно вечером по трассе наперегонки. Галка почернела от горя, она любила своего непутёвого мужа, который подарил ей все первые радости: поцелуй горячий, объятия жаркие и девственность ему досталась, хоть до свадьбы, но честно. Может быть, именно это обстоятельство толкнуло Сергея к женитьбе на ней.

Вот так по прошествии года, Галина снова повязала голову траурным шарфиком. Вдова в двадцать два года это пережить нужно уметь. Теперь она вспоминала не со злостью своего мужа, а с каждым разом убирая штрих за штрихом его плохие качества, затушевывая грубость, его весёлый смех или белозубую улыбку в пьяном кураже и от этих воспоминаний рвалось сердце в Галкиной груди. Она часто плакала, и взгляд её зелёных глаз был потухшим, каким-то отрешённым от этого мира.
- Не плачь за ним, а то приплачешь.- Сказала ей сотрудница Надежда Андреевна. – Смотри на себя, на кого ты похожа, совсем старая стала. А ты ещё замуж выйти должна и родить ребёночка.
-Кому я теперь буду нужна? Девкой была - не каждый кидался. Да и отстаньте вы от меня. Какое вам всем дело?– Отнекивалась Галка.


Но Надежда Андреевна от неё не отставала, и каждый раз заводила разговор о новом муже, как будто он у неё в кармане сидел, зудела и зудела. И Галка однажды её резко оборвала, получился конфликт, после чего она решила перейти в другой магазин поближе к дому. Сказано-сделано. Магазин был между автовокзалом и бензозаправкой, место было бойкое, не заскучаешь, к Галине никто не лез в душу, и она была этому рада.

Прошёл год со дня смерти Сергея, и Галка сняла траур. Глубокая печаль покинула лицо молодой женщины, и оно чаще осветлялось ответной улыбкой покупателям. Работы было много, и Галка не сразу обратила внимание на интересного парня, который с ней иногда флиртовал. На таких парней она запрещала себе смотреть, чтобы не влюбиться в очередной раз безответно, но рассказав отцу, неожиданно услышала от него:
- А ты не шарахайся, может какой толк будет.
- Пап, какой там толк будет, обручалка у него на руке, женатый он. Зачем мне такой? И вообще замуж я больше не выйду, не хочу разговорами на эту тему душу рвать.
- Так одной – то как жить? Ребёнок всегда каждой женщине счастье. Вот и роди от любимого, нравится же он тебе? Возьми и роди.- Заключил неожиданную свою речь отец.

В совете отца есть рациональное зерно, Дима был в отличие от Сергея совсем другим человеком, спокойным и непьющим, от такого можно родить. И Галка потеряла голову. Увидев однажды Лизу, которая шла с дочкой, попросила остановиться и напросилась к ней в гости. Та охотно пригласила, назначив день и время. Галка собрала пакет со сладостями, направилась в гости, чтобы посоветоваться, как лучше она может с её фигурой соответствовать моде и чтобы смогла понравиться мужчине так, чтобы он смог изменить жене. Забирать из семьи Диму Галка не собиралась, ей страстно хотелось иметь от него ребёнка, а там, как сказал отец, время покажет. И пока он жив - здоров поможет поставить ребёнка на ноги. От такой поддержки кто откажется.

И стала Галка частой гостьей в доме Лизы, которая рисовала ей модели платьев, костюмов и учила ходить в туфлях на каблуке, как правильно пользоваться косметикой. Мало-помалу она обтесала Галку, которая из Штопора превратилась, если не в вамп-женщину, но в довольно привлекательную особу. А после того, как Лиза запретила ей курить, объяснив, что смерть ребёнка могла быть спровоцирована пьянством Сергея и её курением, а главным аргументом было ещё и то, что не каждому мужчине нравится, когда женщина пыхтит сигареткой. Галка после долгих раздумий, сдалась – бросила курить.

Первая встреча у них с Дмитрием произошла у Галки, когда отца не было дома, он часто разъезжал с грузом и командировки были на два-три дня, а то и на сутки. Готовясь к встрече гостя, Галку от страха всю трясло: а вдруг ему что-то не понравится у неё. Но, несмотря на все Галкины страхи, её счастье не дремало, а рвануло на волю, проявляясь искорками в глазах и улыбке. Она как бы заново родилась, на работе старалась занять себя любым делом, чтобы скорее прошёл день, и смогла увидеть своего ненаглядного, хотя бы с часик. Постепенно её планы в отношении Дмитрия менялись, Галина уже была не прочь, чтобы он сам решил уйти из семьи, но напрямую говорить ему не хотела. И когда поняла, что беременная, тоже ничего не сказала, промолчала о своём счастье. Не была уверена, что это событие станет счастьем для обоих. Живот Дмитрий заметил, когда уже было четыре месяца. Он сначала опешил, а потом расстроился.

- Галь, зачем ты так поступила? Почему мне ничего не сказала? Я не смогу уйти, у меня жена второго недавно родила. Что ты наделала? – Сокрушался он.
- Дим, ты не расстраивайся, пожалуйста. – Галина присела рядом. – Мне от тебя ничего не нужно, никакой помощи. Я ни чего от тебя не требовала и не требую, а рожу ребёнка и мне будет ради кого жить.
- А что ты скажешь отцу, брату, что тебе ветром надуло? – Почти закричал Димка.
- Отец знает, а брату, не всё ли равно? Он скоро уйдёт в армию, а там придёт и сам женится, отец ему участок купил, уже строительство дома заканчивают. А я буду здесь с малышом. Так что крыша есть, на кусок хлеба будет и голым он ходить не будет, отец будет помогать.- Отпарировала Галка.
- Что ты ребёнку скажешь, кто его отец и куда он делся?- Не понимал Галкиного упрямства Дмитрий.
- Скажу, что на мотоцикле разбился. Дам его отчество и всё будет в норме. – Не хотело уходить Галкино счастье от Димкиных слов. – Да какая разница тебе? Я же тебя не заставляла семью бросать, я ведь тебе не вешалась на шею и этого ребёнка не повешу. Не бойся. – Из её глаз брызнули слёзы.

Дмитрий притянул её за плечи и произнёс глухо:

- Глупыш мой, разве ты не понимаешь, что я не смогу приехать к тебе под окно и орать, забрать тебя с роддома, что буду всё это время терзаться и не смогу позвонить?! Ты меня связала по рукам и ногам, я ведь тебе и финансово не смогу помочь, жена в декрете. Как же я буду спокоен, если я двум ребятишкам буду отдавать всё, а третий будет расти сиротой? Галинка, Галинка, дурачок ты…

Они долго молчали в тот вечер, сидя на диване, обнявшись, и каждый думал свою думу.

Галка пошла на кесарево сечение, чтобы не повторилась прошлая ошибка. И этот мальчик был крупным, больше четырёх кило. Она узнавала его крик среди десятков таких же горластых краснолицых малышей, потому что он кричал громче всех. Сына Галка назвала Иваном в честь своего отца, а теперь Ванюшкиного дедушки. Дмитрий приехал к роддому вместе с Галкиным отцом, чтобы забрать счастливую мать и своего сына. Регистрировать Ивана он поехал с Галкой и записал ребёнка на свою фамилию, не захотел, чтобы сын чувствовал себя ненужным. Как он объяснит жене, Галка не интересовалась, даже старалась об этом не думать. Счастье повернулось к ней и зажгло неземным светом её глаза.

Однажды позвонили с улицы и Галка, открыв калитку, увидела стоящую перед ней женщину с двумя маленькими девочками.
«Жена»- взвилось в мозгу пламя, куда-то ухнуло сердце, Галка молча ждала. Ванюшка, который спал в коляске проснувшись, закряхтел, подошло время его кормёжки, а покушать малыш обожал.

-Я жена Дмитрия. Можно войти?

Галка посторонилась, давая место для прохода, старалась взять себя в руки.

- В дом пригласите или здесь поговорим?
- Проходите. – Пригласила хозяйка в дом незваную гостью. Сама подошла к коляске и, потянув за ручку, втянула по пандусу в веранду:
- Присаживайтесь, я сейчас переодену ему ползунки.

После того, как гостья с дочками села на диван, немного помолчав, начала разговор:

- Вы знали, что он женат? Знали что у него дети, вернее вторым я ходила беременной?
- Что женат, знала. Что беременная – нет. Но не в этом дело. Я его из семьи не стремилась увести и не стремлюсь, так что будьте спокойны. У меня теперь появилась цель в жизни, так я ему благодарна и если вы простите своему мужу, буду благодарна и вам. Что вы мне сейчас скажите, я знаю и не прошу снисхождения, потому что после смерти мужа, у меня Ванюшка теперь единственная радость в жизни. – Она ласково перебирала пальчики сына, который ловил ртом в поиске груди.
- А я думала у вас мальчика попросить на воспитание, так вы быстрее замуж выйдите.
- Вы что, шутите? А вы бы отдали?!– задохнулась Галка от изумления и возмущения. – Мы выяснили все обстоятельства, и помните - ребёнка не отдам. Прошу уходить, мне его кормить нужно.

И малыш, которому уже было полгода, басисто захныкал в подтверждение слов матери.
Гостья после некоторого времени ушла, унося Галкино счастье, посеяв печаль в её глазах, не хотела несчастья никому, а оно взяло и нагрянуло.

И полетели дни, складываясь в недели, недели в месяцы, а месяца в годы. Ванюшка рос быстро, учился неважно, ленился. Дмитрий ходил из семьи в семью. И на вопрос Лизы, как у неё дела, Галка с печалью в голосе поделилась:

- Знаешь, я думала, что смогу обойтись сама, а теперь рвём Димку с его женой на части. Как только она начинает от него что-то требовать, он ко мне идёт, поживёт полгода, год – идёт туда. Устала я от своего счастья. Когда был жив отец, его отсутствие не очень было заметно, за домом был уход, но после инсульта отец стал никакой и второй инсульт его доконал. Вот тут-то я стала требовать своё. А кому понравится?

После этого разговора прошло пару лет, Ивану было уже тринадцать, Галка вдруг учуяла, что, Ванюшка курит: от его одежды тянуло сигаретным дымом. Она вывернула все карманы в одежде и нашла тому доказательство: махру. На время разбирательства неожиданно заехал Дмитрий и узнал о сыновьей шалости:

- Как ты мог?! Да я с тебя сейчас сниму штаны и выпорю так, что сидеть месяц не сможешь на заднице! – Гневно сказал Дмитрий.

- Да кто ты такой, что бы мне указывать? Мать мне родная, а ты кто? Пришёл-ушёл и туда же, учить вздумал. Да я тебе так выпорю, мало не покажется! – Заорал в ответ, заикаясь, рослый пацан.

Немая сцена длилась долго. Ванюшка ушёл в свою комнату, громко хлопнув дверью. Отец с матерью о чём-то говорили в столовой. Ему было обидно и горько, что растёт по сути дела без отца, только и того, что его фамилию носит. А через полгода все уже носили одну фамилию, и Галка была счастливой мужниной женой, снова сияли её зелёные глаза неземным светом.


Источник: http://www.myjulia.ru/post/461293/
Tags: моя проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments