Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Categories:

Две любви и одно несчастье (продолжение следует)


Эльза Железняк

Предстоящий отъезд на край света озадачил родителей не только Саши, сколько Светланиных, но обсудив ситуацию, решили, что это выход. И стали готовить молодую женщину в путь-дорогу дальнюю, куда глаза глядят. Свекровь договорилась с кумою, которая работала на хлебозаводе экспедитором, чтобы Светлана прошла стажировку с месяц, пока оформлялись документы. За неделю до отъезда, когда уже были готовы документы, Светлана отправила три посылки с тёплыми вещами на главпочтамт, чтобы потом получить в отделе до востребования.

Вот так молодая женщина оказалась в славном городе Владивостоке, городе, изменившим её жизнь, подарив судьбоносную встречу с молодым человеком.

- Как же тебя муж отпустил в море работать, или разбежались?

- Был бы муж жив, я сюда никогда не попала бы, обстоятельства вынудили уехать. – Светлана постаралась незаметно вздохнуть. – Рассказывать долго, да слушать нечего.

- Я не спешу, могу послушать. Но если тебе тяжело, можешь не рассказывать. – Поспешил Тарас на попятную, - я не обижусь.

Не очень подробно, но рассказать Светлане всё же пришлось. Впервые она поделилась горем с чужим человеком и о разбившемся счастье, и о причинах побудивших её искать новую стезю в жизни вдали от родных и знакомых.

- Даа, невеселая у тебя история, путина окончится, что дальше наметила? – Поинтересовался Тарас.
- Дальше? – А вот у меня будет свободное время, буду думать, что делать дальше. Я так пока далеко не загадываю. – Протянула руку, прощаясь, Светлана. – Вот мой пароход, тут я работаю. До свидания.

- Так мы завтра встретимся или как? – Тарас взглянул в лицо девушки, - вроде время у тебя ещё есть, так чтобы закрепить знакомство, прогуляемся куда- нибудь, в ресторане посидим.

- Нет, в ресторан я не пойду и говорить не о чем. – Не дала возможности себя уговорить Светлана. – А вот мороженное с удовольствием бы поела.

- О, да тут столько разных кафе, в которых отменное мороженное к тому же разных сортов, такое, как в Киеве или Москве, пальчики оближешь!

- Я это умею, пальцы облизывать. Со мною враз можно оконфузиться. – Засмеялась Светлана. Я свободна буду в три часа дня, сразу после обеда.

Договорившись о встрече, они разошлись каждый по своим теперь уже домам. Ноги у молодой женщины гудели от усталости, она не привыкла в своём городке подниматься вверх и вниз. «И как по здешним улицам тут люди зимою ходят, ездят на машинах, трамваях, - не раз думала Светлана.- Ушибы, переломы здесь в большом проценте по травматизму",- подвела под размышлениями большую черту. И укладываясь в узкую койку, перед тем как уснуть, перебрала в памяти встречу с понравившимся земляком и о предстоящей встрече уже думала без страха, что своим поведением может изменить памяти Саши. Нужно жить дальше…

Светлана после этой встречи виделась с Тарасом ещё два раза до его отъезда. При первом свидании он подарил девушке записную книжку с морской терминологией. Выписанные тщательно слова и краткое пояснение к ним не давало чёткого понимания описанного предмета для несведущего человека. Слова нужно было запомнить, чтобы потом не нашлось шутников потешаться над ней. К примеру: не стул, а банка, не стена - переборка, не потолок - подволок, не лестница - трап, не дверь – люк. И ещё слова, в повседневной жизни вряд ли употребляющиеся: такие, как бак, корма, клотик, рундук, пеленг, галс, узел, такелаж и многие другие.

При новой встрече пошли есть мороженное в кафе «Артистическое», потом для сравнения, зашли в «Пингвин». Кафе было огромным на пять вместительных залов, очередей практически не было, что удивило Светлану, вот и нашлась тема для разговора. Затем зашли в магазин «Дары тайги», где было столько всего нового и невиданного Светланой, лианы лимонника свёрнутые в круг, сушёный барбарис, мясо птиц и таёжных зверей, одним словом, всякая всячина.

В городе было что посмотреть и чему удивляться. Особенно ей понравилась бухта «Золотой рог» и с одноимённым названием ресторана. Дождавшись конца вахты на своём рабочем месте, она бежала на свидание. Сказать, что влюбилась в Тараса, было бы смело и неправдой, он ей просто немного понравился, к тому же, в самом деле, земляк в чужом краю, как оказалось, много что значит. По просьбе Тараса дать её анкетные данные, Светлана удивилась, он что в отделе кадров работает? Но парень, слегка смутившись, пояснил, что ему нужно знать её фамилию, домашний адрес, чтобы наверняка не потерять в этой суматошной жизни. И Светлана без колебаний назвала свою фамилию и домашний адрес, телефон. Расставание, как всякое любое расставание стало для Светланы неожиданно грустным. Кто теперь знает, когда они снова увидятся, да и увидятся ли вообще? Одно только служило утешением, что встречались недолго, значит и разлука не будет горькой. О том, что будет скучно, Светлана не думала, главная задача, стоящая перед ней - освоиться на рабочем месте, а это самое трудное задание в её жизни, которое предстоит решить.

В свободное от вахты время Светлана старалась сойти на берег, для приобретения товаров первой необходимости, кроме ниток-иголок, всё то, что нужно в обиходе каждой женщине, а главное купить таблетки против морской болезни, аэрон.

Составила список, который тщательно продумала, чтобы потом не чесать в затылке, когда будет далеко от берега и его магазинов. Делая покупки, Светлана в душе была очень благодарна свекрови, настоявшей на том, чтобы она взяла с собой крупную сумму денег. Теперь их и своих родителей она может побаловать разными вкусностями, которые в Никополе редко кто видел в глаза, не говоря о том, что бы пробовал на вкус. Светлана каждый день посылала по одному из адресов консервы: мясо крабов, печень трески, солёную кету и горбушу, консервы из красной рыбы, сельдь в желе и отдельно в оба адреса посылки с вещами. Оставила себе мелкими купюрами сотню, решив, что этих денег ей вполне хватит и лишние ни к чему. Тратила деньги Светлана осмотрительно, стараясь не выйти из бюджета.

На работе у неё началось с проблем, оно и не удивительно, что не ладилось и боцман каждый раз, пробуя свежеиспечённый хлеб, говорил:

- Ты, Светлана, давай осваивайся поскорее, а то в этот раз чего – то снова не хватает, вроде как сыроват. Температурный режим отрегулирован правильно?

- Я к нему и не прикасаюсь, всё по технологии выставлено, ваш электрик выставлял. Вы лучше купите мне сито большого диаметра, а то муку нечем толком просеять, а это нарушение технологии. – Не удержавшись, тыкнула, один раз в ответ Светлана боцману Василию Семёновичу.

И въедливый дядька понял, девка с характером, не такая уж она тихоня, как кажется на первый взгляд. Но сито купил и принёс в пекарню. И в одно утро вечно хмурый и недовольный боцман пробурчал:

- Вот, кажись, эта выпечка у тебя получилась удачной. Запомнила, как делала?
- И не только запомнила, я записываю каждую закладку. Вот смотрите, - подала Светлана раскрытую тетрадь Василию Семёновичу. – Кстати, распишитесь, мне будет приятно. – Улыбнулась Светлана пожилому человеку.

Тот взял тетрадь, надписанную «Коваленко Светлана Степановна», натянул очки на нос и стал читать вслух. Взял из - за уха ручку, и размашистым росчерком черканул в конце записи. Покрутил ручкой над листом и вернул тетрадь покрасневшей от удовольствия пекарше, вышел довольным.

Получить похвалу от сующего свой нос во все уголки пекарни и требующего идеальной чистоты человека, это вам не фунт изюма. Светлана взглянула на автограф боцмана и рассмеялась, там стояла фраза «Пеки такой хлеб, иначе в море скормим акулам» и дата с закорючкой, нужно думать, что это его подпись. После такого одобрения Светлана не так уже страшилась путины.

Людей на борт каждый день прибывало, и хлеба с каждым разом требовалось больше, так как свежий хлеб шёл нарасхват. Светлана уставала неимоверно: болели руки, ноги и ныла поясница. А попробуйте вы просеять мешок муки на каждый замес, пока подходит опара. Одним словом, к концу вахты Светлана едва держалась на ногах. Ко всему вдобавок, она решила освоить выпечку булочек, и снова начались эксперименты, требующие знаний. Светлана вздохнула с облегчением, когда боцман привёл в пекарню ей сменщицу и представил.

- Знакомься, Светлана, это Валентина. Вахты по расписанию, а пока поработаете вместе, ты поможешь Валентине войти в курс дела. Жить будете в одной каюте.
Девушки протянули друг другу руки и пожали, а боцман продолжал:

-Ты, Свет, где расположилась на верхней койке или на нижней? Хотя чего я спрашиваю, и так ясно, что на нижней, ну и правильно. – Повернул лицо в сторону представляемой особы. - Морской закон, кто раньше встал того и тапки. И никаких ссор и споров, узнаю, сразу на линию разделки или укладки. Ясно девчата? А с рундуками и во всем остальном и прочем, сами разберётесь. Если можешь, пошли в каюту, покажешь что и как.- И вышел из пекарни.

Девушки, оставшись одни, заговорили на волнующую обеих тему, тему работы.

- Валя, твои вещи на вахте или в каюте? Ты подожди немного, я сейчас освобожусь и познакомлю тебя с нашим жильём. Не возражаешь?

Валентина не возражала. Это была рыжеватая несколько полноватая для своего среднего роста, с едва заметными веснушками на лице и руках, лет двадцати пяти молодая особа. Светлана не смогла сходу определить была ли та замужем или так и осталась в старых девах. Закончив сеять муку, Светлана подошла к высокому чану из нержавейки, помешала деревянной, в форме весла палкой, сняла с себя колпак и халат и пригласила следовать за собой, попутно спрашивая то об одном, то о другом коллегу, отвечала на встречные вопросы. Валентина не смогла скрыть своего удивления при виде Светиной косы, и первый вопрос был о том, как же она будет в море с нею справляться? Светлана засмеялась и ответила, что если будет очень туго, то придётся укоротить наполовину. Девушки сошли по трапу в трюм и прошли коридором, по которому по обе стороны были двери кают.

- Вот мы и пришли, проходи в люк, и смотри не наступай на комингс. Так здесь на судне называют порог. Я ещё не все названия выучила, но уже отказалась от приглашения одного шутника попить чаю на клотике. Сказала непременно приду, как только он заведёт мои часы от корабельного якоря, чтобы не опоздать на чай. Я потом тебе посвящу во всё, что уже сама узнала за время проживания на судне.

Девушки занялись раскладкой вещей Валентины, а когда было с этим делом закончено, Светлана собралась идти в пекарню. Валентина не захотела оставаться одна и, взяв листок бумаги, карандаш, собралась идти тоже, перенимать опыт. Так началась их дружба.

Подготовка к путине шла в темпе: судно загружалось всем необходимым. С командой проводили сначала теоретические занятия, а затем практические. Читались инструктажи по технике безопасности. Во время аврала, действия каждого члена команды должны быть выполнены без сучка и задоринки, а чтобы этого достичь и не опозориться перед комиссией, команду нужно сладить.

Три дня Валя проходила стажировку у Светланы, считавшейся, пекарем «со стажем». Работа вдвоём спорилась быстрее, и девушки решили, что такой режим гораздо удобнее и экономичнее, нежели они будут работать посменно. Вахта восемь часов, плюс подвахта и хлебобулочными изделиями команда будет с запасом обеспечена. Оставшийся хлеб, который не будет съеден, сдавать на камбуз для гренков, получается безотходное производство.

Боцман согласился с решением пекарей, ему было всё равно, главное, чтобы хлеб был в нужном количестве и о смене в расписании вахт доложил начальству. Главное испытание было впереди, как эти две симпатичные девчонки будут переносить болтанку, хоть и большая коробка, а запасец иметь нужно. Чтобы хлеб не так быстро черствел, Светлана вспомнила бабушкины секреты и договорилась с коком, чтобы отвар картофеля не выливал, Светлана будет его забирать и ещё полведра картофеля отварного. Пробная партия хлеба вызвала одобрительные отзывы у команды и Светлана при наличии требуемых компонентов, старалась заготовить его как можно больше.

Наступил самый волнительный день, когда были выбраны якоря, толпа провожающих на пирсе и не меньшая толпа на палубе судна дружно помахали друг другу, чтобы встретиться только через девять месяцев. Светлане не было кому махать, но не выйти на палубу она не могла. Из предосторожности приняла таблетку от тошноты, вышла и встала у борта. Она смотрела, как отдаляется берег, почти все уже разошлись, а она всё стояла и думала о родных и близких, с которыми рассталась. Увидела идущего радиста с бланками радиограмм, и спросила, нет ли чего на фамилию Коваленко. Как же обрадовалась, когда тот протянул ей один из бланков. Радио было от Тараса с пожеланием семи футов под килем и спокойного лага. Светлану до глубины души тронул знак внимания, такой необходимый именно сейчас. Она расспросила радиста, как дать ответное радио на другое судно, из пяти слов. Но что ещё можно написать кроме как: «спасибо за футы, тебе желаю того же»?

Мысли о Тарасе и раньше посещали Светлану, но теперь они стали забегать в её голову гораздо чаще, чем хотелось бы. И хоть ругала себя за них, за необоснованность неясных надежд, но они были приятными, что приносило легкое состояние радости и не только во время перехода к банке, но и после как начался лов рыбы и судно-завод приступил к её переработке. Судно наполнялось запахами приготавливаемой пищи, жареной рыбы, печёным хлебом и главное самым морским: запахом свежевыловленной рыбы и чем – то ещё таким, порою очень неприятным. Суда с полными трюмами подходили к «Востоку», сдавали груз, который поступал в огромные трюмы плавбазы, и оттуда уже в разделочный цех. На судне было несколько типов производственных линий. Линия первичной обработки и разделки рыбы предусматривала за двадцать два часа до трёхсот тонн. Работа в разделке была очень тяжёлой, как казалась Светлане. За станками с дисковыми ножами нужно было стоять экипированным в прорезиненную одежду, отрезая у рыбы головы, плавники и выбрасывая внутренности для дальнейшей переработки их в муку. Кругом было сыро от воды. Вторая линия по производству консервов с определённым номером банок, в данном случае за номером шесть, стандарт, применяемый в рыбной промышленности всей страны. Впечатляет цифра в четыреста тонн за эти же самые двадцать два часа, которые тратятся на их изготовление. Но больший интерес у Светланы вызвала линия пресервов. Здесь цифра гораздо скромнее всего, каких – то пятьдесят пять тонн за такой же промежуток времени. Пресервы - это такой вид консервов, когда рыба не проходит термообработку. В домашних условия такие блюда воспроизвести довольно сложно, хотя и возможно.

И Светлана в свободное время от своей вахты шла на подвахту именно на эту линию, чтобы как можно лучше узнать секреты приготовления блюд из морской рыбы. Важную роль в их приготовлении играет качество сырья. Показатели подразделяются на общие и специальные. К общим относятся запах и цвет рыбы её консистенция, содержание примесей, а правильнее сказать специй и соли. К специальным, которые в домашних условиях имеют второстепенное значение, Светлана так же проявляла интерес: порядок укладки, прозрачность масла, желе, цвет соуса, кислотность, а также качество костей и кожа рыбьих тушек. И сделала для себя вывод, что лучше всего избавляться от костей, и снимать шкурку, тогда филе, приготовленное таким способом, гораздо красивее смотрится на тарелке, а главное - не нужно плеваться костями.

Светлана с большим трудом, но всё же привыкла к качке, и морская болезнь о себе напоминала только во время шторма. Каким бы ни было большим судно, оно для океана всё равно, что бумажный кораблик для ручья. Не будь у неё веской причины не быть дома, она, может быть, и списалась на берег, но страх быть найденной Серым, якорными цепями приковывал её к судну. У неё один выход после экспедиции – выйти замуж, можно даже и за Тараса. В последней его радиограмме к празднику Революции, добавились два слова, приятные и желанные для каждой женщины: люблю, целую, а там недолго и заветных слов дождаться: выходи за меня замуж или будь моей женой.

И однажды она их услышала, когда Тарас внезапно появился в её каюте, постучавшись в дверь, вернее люк. Светлана ответила традиционное «Можно» и, увидев в проёме Тараса, от удивления онемела. Она знала, что суда с уловом подходят к борту «Востока» для сдачи, но что на одном из них работает Тарас и понятия не имела. Молодой человек шагнул внутрь каюты и сразу же обнял девушку.

- Как же я соскучился! За всё это время только сейчас смог выбрать минутку, чтобы сказать тебе всё, что я всё это время только и думал о тебе. – Целуя её лоб, волосы, лицо. – Выходи за меня замуж.

Светлана оторопела, она не могла с ходу принять скоропалительного решения: вот просто выскочить замуж посредине океана.

- Тарас, я даже не знаю, что тебе сказать в ответ, без росписи это разве будет считаться браком?

- Почему без росписи? Я уже переговорил с капитан-директором, бери паспорт, подружку в свидетели и пошли к нему.

Светлана растерянно посмотрела на Валентину, та улыбаясь, махнула рукой, и этот жест означал одно слово: идём! Через полчаса она стала замужней женщиной. Ей как – то в голову никогда не приходило, что капитан-директор был облечён такой властью, как регистрация браков, рождение детей, смерть членов команды.

С момента получения на руки свидетельства о браке, жизнь для Светланы приобрела иной поворот. Скоропалительность росписи казалась чем – то нереальным, словно во сне всё происходило, и как бы ни она ставила подпись в бланке заявления, а кто – то другой, похожий на неё. Но полученное на руки свидетельство говорило о том, что отныне у неё другая фамилия, в связи с чем, по прибытии на большую землю должна поменять паспорт, на фамилию мужа - Федорук.

Данное событие практически не изменило жизнь Светланы: она так же вставала в одно и то же время и шла на вахту, отработав, занималась своими повседневными делами, а закончив их, садилась писать письма своим и Сашиным родителям. Подбирая слова, сообщила о своём замужестве и очень скупо написала о муже. А их интересовала более подробная информация и по мере возможности новоиспеченная жена удовлетворяла любопытство интересующихся ею дорогих сердцу людей.

Встречи с мужем участились, чаще всего заканчивающиеся скомканной торопливой близостью. Тонкие переборки кают сковывали супружескую пару, точно они были любовниками, таящими связь от посторонних глаз и ушей. Они мечтали о возможности побыть вдвоём, чтобы никто и ничто не низводило ожидаемую встречу на грубое слово «перепих», когда они будут жить вместе. Нет, у них были объятия, поцелуи, но из-за времени в обрез всё происходило без долгих прелюдий и фаз подготовки к сексу и после него.

Время осуществления задуманных планов сокращалось, но не так быстро: Светлана была связана контрактом, который она не хотела нарушать, и найти ей замену на пару оставшихся месяцев было крайне сложно, поэтому получалось, как получалось.

Всё проходит, наступило время сворачивать экспедицию, и судно причалило в порту приписки, став на якорь. Встречающих, как и провожающих, было очень много. Светлана, которую никто не встречал, как и во время отплытия тоже подошла к борту, чтобы посмотреть на чужую радость. Через пару дней приедет Тарас, она к этому времени снимет номер в гостинице и они, наконец – то смогут остаться вдвоём. По широкому трапу спускались и поднимались смеющиеся люди, вызывая в сердце наблюдавшей Светланы лёгкую грусть. На берегу обнимались, слышались счастливые возгласы. Молодая женщина смотрела на радостную суматоху, оставаясь внешне безучастной. Чужая радость у неё вызывала улыбку на лице. Как вдруг кто – то дёрнул её за рукав и сказал, чтобы она срочно пошла в кают-компанию, её вызывают. Светлана нехотя оторвала взгляд от тающей толпы на берегу и пошла узнать, в чём дело. С первой минуты она ничего не могла понять: к ней навстречу раскинув руки, спешила свекровь, а свёкор с цветами шёл позади:

- Светочка, родная ты наша, здравствуй!

Обнимая прильнувшую к ней женщину, на Светлану пахнуло чем – то родным и знакомым, из глаз её брызнули слёзы:

- Мама, папа, как же это вы смогли приехать такую даль? -
От радости в первую минуту не могла произнести, кроме отрывистых, порою не связанных между собою, слов. Ей не верилось в свершившееся чудо.

- А вот так, подумали о поездке ещё на Новый Год, - обнимая и целуя в щёку невестку, проговорил свёкор. – Узнали, когда прибывает судно, насчёт пропусков, подали документы и вот мы здесь. – Усаживаясь за столик, рассказывал он.- Мы тут устроились в гостиницу «Приморье», живём, знакомимся с городом. Понравилось. Ну, рассказывай как ты тут жила. Жена, что же ты подарки не вручаешь и от нас и от её родителей? Всё нужно делать самому - пошутил Андрей Фомич.

- А чего рассказывать, я вам лучше покажу. Идёмте в каюту, потом я проведу экскурсию по судну.


- Светочка, это тебе подарки, примеришь и скажешь, подошли по размеру вещи или нет, нам пообещали поменять в случае чего. – И протянула увесистые два пакета, взяв их со стула.

Светлана с благодарностью и поцелуями приняла свёртки, и повела за собою, попутно рассказывая и показывая, ведя с палубы на палубу по трапам кинозал, спортзал, рабочие линии, своё рабочее место, каюту, служившая ей, долгие девять месяцев, жильём.

(Продолжение следует)
Источник: http://www.myjulia.ru/article/739233/
Tags: моя проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments