Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Category:

Две любви и одно несчастье (продолжение следует)

Эльза Железняк
Беременность Светланой переносилась хорошо, без досадного токсикоза, без отёков и всяких капризов и переборов пищи, и это несмотря на то, что грудь наливалась и животик округлялся. Одежда становилась тесной, и Светлана заказала себе в ателье два сарафана из плотной ткани трапециевидной формы, покрой которых скрывал её фигуру. И когда она отдала бухгалтеру больничный в связи с декретом, у той непроизвольно открылся рот и округлились глаза. Довольная произведённым эффектом Светлана направилась к пирсу, куда должно было пристать суда, возвращающиеся с путины, и в данный момент находились примерно на таком расстоянии, как остров от бухты Разбойник около получаса времени на переход.

Суда один за другим причаливали, и то что подходило, радовало тех, кто ожидал из рейса и успел соскучиться: мужа, брата, товарища или жениха. Светлана стояла в толпе встречающих старалась угадать, кого же первым она увидит отца или мужа. Шум, гам, радостные возгласы оживили морской берег. Она не рискнула переходить по трапам с одного судно на то, в котором её уже нашли в поредевшей толпе и махали, что – то громко крича. Она различала отдельные слова и поняла, что они просили её оставаться на пирсе, они сейчас сами сойдут. Первым она встретила отца, обнялись, расцеловались, Через минут пять сошёл и Тарас. После того, как были улажены все дела, мужчины забрав вещи, направились к дому, расспрашивая по дороге Светлану, как она тут жила без них. Светлана хвасталась о своих достижениях, и самым главным из которых - она научилась топить плиту, и готовить на ней еду.

Дом встретил мужчин теплом, уютом и вкусным обедом. Тарас с удивлением смотрел на снявшую с себя пальто жену – она была совершенно другой. Он смотрел на прилично выросший живот, и не верилось, что уже через каких – то полтора месяца у них в доме будет слышен крик малыша. И какое было бы для него счастье, если родится сын. Редкий мужчина мечтает о дочери, такова мужская натура, ей нужна продолжатель рода.

Неделя ушла на подготовку к отъезду отца, который забирал на материк с собою и Светлану, из – за опасений акушеркою осложнений, ведь роженица - первородка была, как бы сказать, одним словом - возрастная. Решили, что Тарас прилетит, как только сможет пойти в отпуск. А с ним могут возникнуть проблемы: нужно будет закончить все дела, чтобы сдать судно чифу, то есть своему старшему помощнику. Главная закавыка была в судне: оно было старое и нуждалось в ремонте с постановкой в сухом доке. Как только этот вопрос решиться, руки у капитана будут развязаны.

Перелёты беременная женщина перенесла без осложнений, довольно легко. После трёхдневного отдыха Светлана находилась уже в том состоянии, когда можно принимать гостей и отдавать визиты. Светлана немного нервничала перед приездом родителей Тараса. Но внешне всё обошлось пристойно, невестка им понравилась. Может быть не так невестка, как её удивительно длинные волосы. В сопровождении своих родителей съездила к родителям Тараса, чтобы познакомиться поближе. Подарки, которые она везла были малой толикой того, что шло почтой. Консервы, рыбные деликатесы они упаковали в посылки, и разослали по всем адресам, так что остальное, как и другие адресаты, они получат в самое ближайшее время, а может быть, уже и получили. Им посылки послали первыми.

Тарас приехал, как и планировал в конце января за пару недель до родов жены. Но кто может точно рассчитать это срок? За это время они дважды съездили с ночёвкой к родителям Тараса в село. Приём гостей и поездки в гости утомляли Светлану, но не уклонялась от визитов, за всеми успела соскучиться во время долгой разлуки.

Как – то под вечер у неё разнылся живот и женщина почувствовала, как он резко вдруг опустился вниз. Светлана в испуге присела на стул, увидев, как по ногам сочилась жидкость, образуя маленькую лужицу: она поняла, что отошли воды. Участившиеся схватки, отход вод дали сигнал, что остаться на ночь дома нельзя ни в коем случае. Вызвать скорую помощь было секундным делом, да и ехать было недалеко.

В приёмном покое врач после осмотра сказала сопровождавшему Тарасу, чтобы он не ожидал, так как предродовой процесс долгий. Но вопреки прогнозам врача, Светлана родила девочку быстро, хотя и с осложнениями. Молодой папа был огорчён известием о рождении дочери. Это был крах его мечте. Он и предположить не мог, что его уверенность будет поколеблена самым невероятным образом в виде крохотного красного беззубого сморщенного человечка с тонюсенькими ручками и ножками, на которого страшно смотреть, не то, что взять на руки. Что – то дрогнуло в его душе и как бы смазались чувства к жене, словно в этом была её вина. Вина, сродни предательству, родив вместо сына дочь, и давшую имя девчонке - Эвелина. Но звала почему – то Евой.

С большой помпезностью Тарас забирал из роддома жену с дочерью, но в душе он не чувствовал той радости, которая сквозила на лицах родственников, друзей жены, её самой. Светлана счастлива была покинуть стены палаты, чтобы быть вместе с ребёнком и отоспаться дома на своей уютной кровати, а не на сбитом в комки ватном дурно пахнущем дезинфекцией, больничном матрасе.

С этого дня жизнь Светланы изменилась, начался новый этап. Как каждая женщина, исполнившая свой изначальный долг перед природой, она души не чаяла в своей крохе. С каждым днём девочка из некрасивого орущего комочка превращалась в хорошенького крохотного человечка, который начинал откликаться на голос, улыбку, и в ответ, улыбаясь беззубым ротиком. Нужно отдать должное дочери, она не очень досаждала своим родителям. Для неё важным, чтобы её вовремя накормили, перепеленали в сухое и искупали. Спать же она может в любое время и сама, в этом вопросе ей не нужна ничья помощь.

Проблемы начались, чуть позже, когда стали резаться зубки. До появления первых было достаточно времени. Но дёсна покрасневшие и припухшие причиняли ребёнку дискомфорт. У кого есть дети, те знают, с чем пришлось столкнуться молодой маме. Ева показала, на что она способна: кусала сосок, плакала и мало спала. А чтобы потом не лететь самой с ребёнком, Светлана решила вернуться на остров вместе с мужем. Авиабилеты на Владивосток приобрели на двадцатое апреля и прилетели как раз к тому времени, когда на острове практически сошёл снег. Весна окрасила все сопки в разноцветье багульника, растущего на склонах сопок, от чего они издали казались фиолетовыми, розовыми с красноватыми пятнами. Невероятные пейзажи!

За время отсутствия дом словно окоченел от холода, в комнатах было неуютно и они казались неухоженными из – за скопившейся на мебели и подоконниках пыли. После трудной дороги с маленьким ребёнком проблемы приходилось решать быстро. Пока растапливали плиту, маленькая Ева находилась под присмотром соседки. В авральном порядке Светлана наводила в спальне чистоту. Дополнительно включила обогреватель, чтобы без боязни можно было искупать ребёнка, запеленать и уложить в тёплую постельку.

Так начался новый этап в жизни Светланы, четвёртый по счёту. Каждодневные заботы об уходе за ребёнком, мужем, домом, огородом превращали жизнь женщины в рутину. Она как бы смирилась с таким раскладом судьбы, других примеров перед собою просто не видела: для каждой замужней женщины семейная жизнь складывается приблизительно так, как у неё. Отношения с Тарасом тоже утратили свою яркость, да оно и понятно, оживление в их семейную жизнь вносили только встречи после разлук.

Радовала её в эти дни растущая не по дням, а по часам Евочка. Она росла быстро, развивалась хорошо. Агуканьем обращала на себя внимание родителей, тянула к ним ручки, чем стала топить холодок в душе отца, не принявшего в душе её рождение. Сидеть, стоять, ползать девочка начала рано, и ходить начала пытаться в восемь месяцев. Соседки - мамаши, умудрённые родительским опытом, с ужасом на лице пытались давать советы, пугая молодую мамочку сказками о вреде раннего становления ребёнка на ножки, особенно опасно для девочек - ножки могут искривиться. Но молодая мамочка, смеясь, выслушивала советы, но принимать их не спешила, приводя контрдоводы о пользе витаминов, закаливания и нахождения ребёнка на свежем воздухе.

Светлана уже не боялась тоскливых одиноких вечеров, когда муж уйдёт на очередную путину. Так оно и получилось бы в однотонное пребывание на острове, если бы жизнь не внесла несколько радостных красок. Как – то Светлана получила письмо от своей бывшей свекрови, с которой вела частую переписку и обменивалась посылками. Татьяна Васильевна попросилась в гости. Светлана незамедлительно послала запрос на обоих родителей Саши, но приехала только свекровь. Встречать гостью поехал Шурик, а Светлана с его женой Ниной, взявшей отгул, принялись готовить праздничный обед и наводить порядки в доме, в летней кухне, а главное – истопить баню. Ко времени приезда всё было готово и блистало чистотой.

Свекрови остров понравился, только расположение дома её несколько смутило, далеко от центра, да ещё на сопке. Но соседи за столом в один голос успокоили женщину, что это самое безопасное место на случай цунами, так как остров практически постоянно трясёт, в чём она сама сможет убедиться. Но это успокоение только внесло в душу, гостьи ещё большее смятение и раздрай, которое высказала Светлане, оставшись наедине.

- Светочка, мы вот что с отцом надумали, а теперь я убедилась, что это правильное решение: одну квартиру надо обменять на Владивосток. Для этого нужно будет разузнать, что да как м пусть отец незамедлительно займётся этим вопросом. Не всю же жизнь придётся жить на острове, да и вряд ли смогут они получить, или купить квартиру в городе, чтобы дети смогли получить хорошее образование. Ведь планируют же они ещё родить ребёнка или двух, так об этом нужно позаботиться заранее. А имея квартиру, всегда можно переехать и жить к тому же без хлопот с печным отоплением.

Свекровь больше всего повергло в уныние возня с отоплением. А будет скучно, можно и дачей обзавестись, здесь кругом такая красота, в любом месте выбирай, по желанию и живи и радуйся, думала некгомонная Татьяна Васильевна.

Светлана слушала, в знак согласия, кивая головой. Это была хорошая идея, можно сказать, что отличная.

- Может быть, и вы переедите? – Она улыбнулась. – И мне в чужом городе будет не так одиноко.

- Нет, Светочка, мы можем к вам только в гости приезжать, а насовсем отец не захочет, да и я как от родителей уеду? Как оставлю там Сашину могилу? А там кто его знает, хотя чего заранее загадывать. – Мать вздохнула, и её глаза увлажнились от набежавших слёз.- Вот только какую квартиру обменивать узнаю уже тут. Мне ваш Шурик пообещал оказать помощь. Во Владивостоке у него родственники живут, через пару недель мы с ним съездим. Все расходы я, Светочка, беру на себя.

Таким нежданным образом у Светланы появились новые заботы: квартира в городе. Обо всех событиях она писала в тот же день Тарасу и он, бывало, получал сразу несколько коротеньких писем, написанные торопливым почерком жены. Ему и хотелось иметь квартиру со всеми удобствами, но не совсем нравилось, что в решении этого вопроса приняли участие не его родственники, не он сам, а по сути, чужие люди даже для Светланы. И это его раздражало, вносило в его планы некоторые нюансы, как бы унижающие его гордость. Но ответил, плохо скрывая досаду, что пусть делают то, что считают нужным, помочь в этом он не может в силу своего отсутствия.

Светлана и это приняла, как должное: да никто и не просил его помощи. Чувствовала ли она, что муж как – то от неё отдаляется? Скорее всего, что чувствовала, он уже не с такой страстью брал её, всё реже шептал слова любви, горячившие её кровь. Она старалась поддерживать очаг любви, но, как известно одна пчела в улей мёда не наносит. И читая письмо о том, чтобы она сама решала вопрос с квартирой, Светлана не почувствовала любви мужа, да и как можно почувствовать, читая отстранённость: всё на тебе?

Обмен квартиры был произведён только через год. Вариант оказался очень удачным почти, что баш на баш, - кооперативную трёхкомнатную квартиру на равноценную квартиру с небольшой доплатой. Сначала Светлане не совсем было понятно, зачем это было нужно свёкрам, но общаясь с ними, выяснила, что ушедший на пенсию свёкор не знал, куда себя от тоски деть, да и её от беды уберечь. А для его деятельной натуры это был повод приложить свои силы.

Косметический ремонт в квартире Андрей Фомич и Татьяна Васильевна делали сами. Побелка потолков пылесосом, клейка обоев, покраска столярки, новый линолеум на полы заняло около месяца. Трудно было купить хороший линолеум, но достали. Родители Светлану с Евой прописали в квартире, а чтобы не потерять домик на острове, Тарас от прописки в городе отказался. На месте Тараса другой бы радовался заботе о его семье чужими людьми, а вот его почему – то раздражало чувство сродни ревности. Его родители так к нему не относились, как родители бывшего мужа к его жене. И вот это раздражение мало - помалу делали его характер вздорным. Светлана старалась не огрызаться на грубость мужа и думала порою с горьким сожалением, что того счастья, которое она испытала с Сашей, ей уже никогда не иметь. Она понимала поведение мужа несколько иначе: власть над людьми всё же приносит свои негативные плоды и он может на неё повысить голос, как на члена своей команды, в случае не моментального исполнения просьбы, звучащей скорее командно.

Прошло два года, когда Светлана окончательно поняла, что из их отношений с Тарасом не слепить дружной, счастливой семьи и что теперь для неё вся радость жизни в детях. А раз так, то захотела родить второго ребёнка. У Евочки должна быть сестра или брат, так в жизни легче, когда есть родные по крови люди. Сколько семей живёт так, как живёт она, замужество, это как работа: бывает любимая, а бывает, что идёшь на неё, чтобы стаж к пенсии заработать. Горько, конечно горько, но и к горечи люди привыкают. Тарас не возражал, он лелеял мечту о сыне. И даже имя уже было придумано для сына.

Счастью Тараса, что родился сын, не было предела. Он закатил такую гулянку в столовой, что до утра народ не спешил расходиться, благо был выходной. Счастливый отец дал имя своему наследнику и продолжателю фамилии, имя своего отца, Григорий.

С рождением сынишки проблем оказалось гораздо больше, чем с рождением Евочки. Он плохо не только спал, но и трудно сосал грудь. Приходилось сцеживаться и часто от болей в животике, поджимая под себя ножки, заходился в плаче. Всё время Светланы поглощали заботы о младенце. И пока не прошёл этот самый сложный период, Тарас уходил спать на судно, чтобы выспаться перед уходом в море на лов.

Светлана выбивалась из сил: готовила, стирала, гладила, убирала до прихода мужа, чтобы не нарываться на очередной скандал, которые теперь часто вспыхивали по пустякам. Конечно, не всегда были дни безрадостными, бывало и такое, что муж приходил весёлым. Тарас не понимал, или не хотел понимать, что дети не трава, сами по себе не растут. Но Светлана не роптала и никому не жаловалась, да и кому? К тому же не видела смысла в жалобах соседкам, да и не хотела, чтобы ненароком не дошло до родителей, что не совсем ладно в её замужестве. Как – то страсть сама по себе стала утихать в теле Светланы. Немного изменились отношения в семье, когда Гриша начал пытаться ходить. К этому времени передние зубки вылезли и ребёнок стал менее капризен. Он с радостью тянул к отцу ручонки, и тот счастливый обнимал и целовал своего наследника.

Когда Грише исполнился год, Светлана решила выходить на работу. Не потому что ей дома не было что делать, а нужно было думать о достойной старости о независимости. Чтобы получить хорошую пенсию, нужно иметь стаж, а тут как раз, на счастье Светланы, в садике освободилось место завхоза, она решилась перейти на полный рабочий день. Воспитателями в группе Гриши были одна молодая приезжая барышня, вторая местная, и не такая молодая, как первая, ей было уже чуток за тридцать. Не сказать что первая и в самом деле барышня, по статусу - замужняя молодая женщина, хотя почти, что на вид девочка, а характер - кремень. В этом Светлана убедилась случайно. Она сидела в кабинете заведующей садиком и уточняли список остатков сыпучих продуктов, когда влетела мамаша, воспитателя младшей ясельной группы, Нины Кобулкиной и с порога театрально вздевая руки к потолку, завопила, чуть не голося:

- Катерина Андреевна, нет, ну ты посмотри на эту Лизоньку, что она из себя корчит! Сыскалась законница!

- Что там случилось? Успокойся, Дарья, рассказывай, но только без прикрас и давай короче, мы со Светланой серьёзно заняты.

Она присела на стул, сделала глубокий вздох и затараторила:

- У Нины сегодня со здоровьем неладно, плохо себя чувствует. Вот я и пришла на смену вместо неё. А эта пигалица меня выдворила из группы и сказала, что об этом не может быть речи, человеку с улицы детей не даст. А когда я ей пригрозила вами, так она, как зыркнула глазищами на это и добавила, чтобы вы написали приказ, подписали, дали ей подписать и копию, заверенную вами печатью, ей на руки выдали. Во, какая наглость! -Протараторила без передышки.

Екатерина Андреевна внимательно выслушала свою соседку, вертя в руках шариковую ручку.
-Так она права, случись, что с детьми, с неё и с меня будет прокуратура стружку снимать, требуя ответ. Нине нужно было придти, принять детей, а затем и бросать на вас, Дарья Ивановна. Так что ничем помочь не могу. А если Нина не выйдет без медицинского подтверждения, будет прогул.
- У неё, кажись, отгул есть. Если что, я заявление на отгул вместо неё напишу.
- Пишите. На вот лист бумаги, ручку и скажите Нине, чтобы без этих фокусов. И я ей тоже скажу, нужно браться за дисциплину, а то коллектив расшатался, кто что хочет, то и делает.

Дарья Ивановна сидела на стуле с вытаращенными глазами: она не ожидала, что соседка станет на сторону новенькой воспитательницы. Посидев с минуту, встала и направилась к двери, бормоча про себя, что столько выпито вместе, а как дело коснулось помощи, так в кусты. Теперь нужно бежать домой и решать вопрос с Нинкой, у которой вместо головы тыква.

Светлана снова разложила свои амбарные книги, но вместо того, чтобы продолжить прерванную работу, заведующая со вздохом произнесла:

- Знаю я, как той неможется. Нина после вчерашнего вечера до сих пор отойти не может, полночи на весь барак вякала. Не можешь пить - не берись. А что я скажу этой Елизавете Николаевне, кроме как молодец? У неё муж не слесарем работает, а в итээровцах ходит. Пожалуется мужу, тот директору и меня в один момент уволят! – Она снова вздохнула. – Надо идти в группу, решить вопрос с подменой, а потом закончим.

- Да у нас всего две позиции осталось уточнить: сахар и гречневая крупа.
- Ну, хорошо, только давай по - быстрому.

Закончив делать ведомость, Светлана с Екатериной Андреевной спустились на первый этаж и свернули в младшую ясельную группу. Был тихий час, дети спали, а молоденькая воспитательница в белоснежном халатике медсестры сидела за своим столом и что – то писала в общей тетради. При виде входившего начальства, она отодвинула от себя тетрадь и встала, отставив тихонько стул в сторону.

- Что тут у вас произошло с Дарьей Ивановной? – Шёпотом поинтересовалась заведующая у Лизоньки, как называли её все сотрудники детского сада.

- Ровным счётом ничего, - так же тихо ответила она. – Я её попросила выйти из группы, так как посторонним вход воспрещён. И её нелепое заявление о приёме группы, я отправила решать вопрос к вам, вот и всё. – Она улыбнулась.

- Вы сможете поработать смену вместо Нины Ивановны?

- Смогу. Только у меня плана на сегодня нет, вот составляю.- Она рукой махнула в сторону открытой тетради. Екатерина Андреевна, я сделала ревизию и составила опись недостающих игрушек для развития малышей, а также ведомость на списание поломанных. Не могу понять, как они вообще попали в группу, большая часть этих игрушек малышам не по возрасту. – Она повернулась к столу, достала папку, взяла несколько листков и подала Екатерине Андреевне. – Этот список для приобретения, а тот на списание. Копии у меня есть.

И Светлана, и Екатерина Андреевна поняли одновременно, что если и дальше Екатерина желает работать, как и прежде до этого, то недолго засидится в кресле заведующей. Нужно приниматься за работу по всем пунктам безотлагательно.

- Откуда она у нас появилась? – Поинтересовалась Светлана у Екатерины Андреевны.

- Муж её, Денис Калинин, ездил куда – то на юг Украины за ней. Можно было подумать, что девок вокруг такого парня табун не ходил, нашёл такую, что ни рожи, ни кожи, одни глаза, да коса, а вертит им, как хочет. - В сердцах проговорила Екатерина. – Теперь будет мне с нею хлопот полон рот, и ведь не уволишь.

(Продолжение следует)
Источник: http://www.myjulia.ru/article/739445/
Tags: моя проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments