Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Category:

Повесть "Сибирская сага. Ружанские" глава восьмая

1414883_1990-150x0.jpgЭльза Железняк

Мария не поняла ни слова, но видя, как на глазах этой суровой сибирской женщины появились слёзы. И Мария поняла, что эта женщина что-то требует, протягивая стаканчик с жидкостью, которая остро и сладко пахла. Дрожащей рукой она взяла и, закрыв глаза, поднесла стаканчик к губам. Кто его знает, что у этой дикой женщины, одетой в оборчатую длинную юбку и короткую из овчины безрукавку на уме. Марфа увидела, что немка напугана до бестямы, то есть до потери сознания, резко забрала стаканчик назад и сделала глоток сама, а затем снова протянула его немке. Та взяла и уже не колеблясь, выпила содержимое, вернула стаканчик хозяйке.

- Ну, вот, теперь тебе полегчает, - проговорила ласково Марфа. – Не бойся, мы не звери, худа, не сделаем. Может и у тебя сердце болит, потому как не каменное, а человечье и твои сыны где-то тяготы мыкают, поди. Ох, горе-то какое кругом. Ты ложись, а я детей к себе заберу. - И стала одёжки детей снимать с вешалки.

- Наин, наин. – Затараторила немка.
- Какой там наин, ты ложись, а я их к себе возьму, у нас теплее, на печке будут сидеть, чай не заморожу, - и подвела немку к кровати, жестами показала, что той делать.

Мальчику и девочке, которые были погодками пяти и четырёх лет второй раз повторять не надо, оделись сами.

- Ну, заходите.- Пригласила Марфа малышей. Дети последовали приглашению и так как уже не раз здесь были, зашли без опасения. Дети всегда более интернациональнее взрослых, скорее находят общий язык.

- Раздевайтесь.- Помогла расстегнуть пуговицы, забрала одежки и повесила на гвоздик,  дети прошли в комнату, где находилась плачущая Маняшка, а возле неё тарахтел погремушкой Коля, утешая сестрёнку.

- Ну, вот, Маня, тебе и подружка с братиком.

Маня перестала плакать и вытаращила глазёнки на вошедших детей, а потом начала что- то говорить на своём языке. Марфа подсадила детей по очереди на тёплую печь, каждому дала по пирожку с черёмухой и сама села с вязанием. Положила перед детьми игрушки, какие были и дети, осмелев, начали играть, переговариваясь между собой. Маняша лопотала, пуская  пузыри,    а Коля учил немецких детей русским названиям. Играя, дети создали ту непринуждённую атмосферу, которую могут создать только они. Марфа и себе стала напевать потихоньку, а потому не сразу услышала, как кто-то вошёл в комнату.

- Кто там? Мы здесь, заходите.- Пригласила, вставая, Марфа.

В комнату несмело вошла постоялица. Увидев детей живыми и невредимыми, играющими с хозяйской девочкой, Мария села на скамью и заплакала, что – то гортанно говоря, вытирая слёзы.

- Что ты? Что с тобой? Что случилось? – Марфа встала с кровати и подошла к Марии, сердцем ощущая, что немка подумала недоброе в её адрес. Мария схватила руку Марфы и стала целовать, благодарить её за всё то доброе, что они им дали. Раньше говорили на родине Марии, что в Сибири люди с рогами на голове, и едят живьём людей, и что медведи даже ходят днём по улицам. А перед Марией стояла обыкновенная женщина, у которой были жилистые худенькие руки, такие же, как и у неё, Марии, которые столько же переделали работы на своём веку, сколько переделала она сама. Но Марфа как  истукан не   понимала  ни слова из сказанного, но руку всё же пыталась отнять:

- Да ты что? Я тебе не Матерь Божия, чтоб мне руки целовать, моих тоже кто-нибудь обогреет и даст кусочек хлеба. – Говорила Марфа, с усилием отнимая руку у немки. – Вот, ведь что с людьми война делает. Ты не плачь, иди, отдохни. А хочешь, ложись у нас.- Показывая на свою кровать Марии. Та поняла жест, и отрицательно покачала головой и жестом показала, что пойдёт к себе.

Так началось общение двух женщин, которые, не зная языка, вынуждены были жить рядом, и находить точки соприкосновения, живя по-соседски. Дети смотрели на бабушку, не зная идти им или оставаться играть с игрушками этой девочки, возле которой они сидят. Мария что-то сказала детишкам, повернулась и вышла из комнаты. Марфа увидела, что дети съели пироги, дала ещё по одному и снова услышала уже знакомое слово.

- Данке.- Прозвучало в знак благодарности.
- На здоровье, - вздохнула старая женщина.

Маняшке дала сухой печатнй пряник, лишь бы мусолила и не хныкала. Ей уже годик скоро, и Параня ещё кормила грудью, будет кормить до весны, пока корова не отелится.
Через час пришла с работы Параня, а следом прибежал со школы Миша. Пока Параня поила животных, Марфа накрывала на стол. Пришла и Мария-младшая, она работала телятницей, и, забирая детей, поблагодарила Марфу за лекарство, которое   дала её свекрови.

- Если ей помогло,   вы не боитесь, я могу налить, чтобы она принимала по маленькой ложке три раза в день с полмесяца, а потом небольшой перерыв сделать. Это хорошая микстура.

- А у вас есть ещё такое лекарство? Мы Вам заплатим. Мать как выпила, так и уснула, я пришла с работы, а она мне рассказала, как ей стало хорошо.- В ответ сказала Мария и обратилась к детям - « Kinder, bitte geh nach Hause».

- Не надо мне платы, я не государство  так дам.

И пока дети дружно одевались, Марфа отлила в склянку своей настойки . Мария поблагодарила, что Марфа не осталась безучастной, пригласила заходить к ним и вышла.


Встреча Нового Года соседи отмечали очень интересно, с точки зрения всех Ружанских. Они принесли из лесочка, что был в конце огорода небольшое деревцо и навешали разноцветных ленточек, наклеили разноцветные бумажные цепи, своими руками дети сделали игрушки и повесили на ветки. Стало красиво, и Марфа увидела, как впервые старшие дети были веселы. Они пригласили к себе Колю с Мишей и дети с радостью согласились, им было в диковинку: у них в селе подобного не было. В школу привозили ёлку из соснового бора, наряжали. Дети тоже принимали участие в нарезании флажков, вырезывании снежинок, но, чтобы у кого - то в доме было наряженное деревце, до этого никто не додумался. В общем, праздник продлился дольше.

Ударили морозы, всё было покрыто инеем. Марфа предложила соседям, чтобы дети ночевали у них, а взрослые могли спать на печи. А то до утра более тонкие стенки летней кухни не удерживали тепло, и в комнате становилось очень холодно. Соседи согласились, и детям Ружанских пришлось потесниться, в тесноте, но не в обиде.

А через несколько дней по селу прокатился слух, у Ятченко, которые жили на углу перекрёстка двух улиц, пропала из тёплого загона овца. Проверили куда ведут следы и чьи они. Следы волка отсутствовали, а больше всего, что это дело рук человеческих. Такого в селе не было испокон веку. По селу поползли слухи: что это кто-то чужой. Через неделю пропал баранчик у Халанских, а ещё через неделю у деда Ильченко пропал телок. Глухой волной рокот катился по селу, народ негодовал, и однажды к председателю пришла делегация из эвакуированных немцев, и потребовала, чтобы было собрано общее собрание по поводу кражи животного. Когда сходка состоялась, на возвышение кроме председателя, взошёл один из старых немцев, Швайгер Андреас. Председатель взял слово:

- Сейчас очень сложная обстановка не только в стране, но и у нас в селе. Случилась кража овцы, телёнка. Вот Андреас Оттович просит слово по этому случаю. – Сказал Андрей Иванович после того как установилась  относительная тишина.

- Граждане сельчане! Мне очень тяжело стоять тут перед вами и оправдываться. Но хочу сказать, что ни один человек из наших не пойдёт на такой шаг, за это я вам ручаюсь головой.  Мы честные люди и просим нам поверить. Как я понимаю, нам ещё долго жить вместе, одним коллективом и давайте будем искать пути для сближения, а не делать шагов, которые положат между нами пропасть. Поверьте нам, люди! – Проговорил мужчина.

Он сильно волновался и оттого говорил с усиливающимся акцентом.

Толпа гудела и выступающие женщины, старались перекричать толпу, а когда все наорались, председатель снова взял слово:

- Закроем эту тему на время, милиция разберётся, а пропажу скота мы людям не сможем компенсировать, всё сдаём для фронта. Значить нужно усилить охрану в посёлке из подростков. Надеюсь, что вопрос исчерпан. Бригадир составит списки, будем держать караул. - И дал команду расходиться.

Прошло какое-то время, и село чуть не всколыхнуло новое событие: к Арине Васильченко, солдатке, наведался ночной гость. Жила Арина недалеко от Ятченко, в сторону озера через четыре дома, огороды которых выходили к густому леску. Улица неполная, а только одна линия, вдоль дороги. И дело было так. Как-то раз вечером, как показалось Арине, кто – то постучал в дверь. Проснувшаяся Арина вышла в сени и откинула крючок. Перед нею в проёме в ярком лунном свете стоял в тулупе мужчина.

- Можно войти?- Спросил незваный гость и, не дожидаясь приглашения, сделал шаг вперёд.
- Заходи. – Ответила растерявшаяся хозяйка.

Мужчина вошёл, снял тулуп у дверей пока, Арина зажигала лампу. Луна ярко светила и снег, отсвечивая, увеличивал освещенность, и оттого в комнате было довольно светло. На печи посапывая, спала маленькая дочь. Мужчина, придвинув табурет, присел. Хозяйка, скрестив руки на груди, стояла и смотрела на чужака.

- Справно живёшь, корова, овцы, свинья хрюкает, куры, гуси. А где хозяин сейчас твой?
- Да, где же теперь наши хозяева?- Вопросом на вопрос ответила Арина.- А там, где и все: на войне. – Внимательно всматриваясь в лицо чужака, ответила ровным голосом.
- А ты не боишься,  кому не спрашивая, двери открываешь? А если я тебя сейчас вот возьму и убью. Ты хоть знаешь, который сейчас час?- Доставая из кисета пачечку резаной газеты для самокрутки.

Скрутил, поднёс спичку и закурил. В комнате запахло дымом, который быстро закружился струями в свете лампы.

- А который? И чего мне тебе бояться? – Посмотрела на часы и увидела, что часы показывают половину третьего ночи.- Да и за что ты меня будешь убивать? Бери, что тебе надо и уходи. А открыла, потому что работаю ветфельдшером, и меня могут позвать в любое время.- Ответила женщина.

Чужак внимательно посмотрел на молодую женщину, на её спокойную позу, слушая её спокойный голос, помолчав, сказал:

- Вижу что ты храбрая женщина, я ещё немного посижу, погреюсь и пойду, а ты не спросив, кто стоит за дверями, впредь не открывай. Время сейчас смутное. – Докуривая папироску, сказал незнакомец.

Кинул окурок в печь, который легонько ударился о заслонку. Встал, подошёл к тулупу, наклонился и одел его на себя - Спасибо хозяюшка за доброе слово и тепло». – Шагнул к двери.- Иди, закрывай дверь на запор.

Открыл дверь и вышел в холодные сени. Затем открыл дверь на улицу и впустил лунный свет, и клубы белого пара в проём двери, шагнул в ночь. Арина, молча, шла следом за пришельцем, и, подождав, когда чужак оказался во дворе, закрылась на крючок. Затем подумав, закрылась ещё и на засов. Быстро вошла в комнату, погасила лампу и стала смотреть в окно, выходящее на огород. Там шагала, отдаляясь, большая мужская фигура, чётко выделяясь на снежном фоне в лунном свете. И тут только ощутила животный страх за свою жизнь и за жизнь маленькой дочурки, которая могла прерваться от рук незнакомца, который был далеко не дохляком.

Арина не могла оторвать глаз от удаляющейся фигуры, соображая, что же   ей теперь
делать так как оставаться дома она не могла. Быстро оделась, расстелила на столе стеганое одеяло, сняла с печи  сонную дочурку, завернула в одеяло. Вышла в сени с ребёнком на руках, взяла замок, закрыла домик и быстро пошла вдоль домов на Центральную улицу, где жила её мать с невесткой и маленькой внучкой. Чёткая тень на снегу от фигуры женщины, следуя по пятам, пугала, а скрип снега усиливал этот страх.

Он её покинул только тогда, когда она переступила родительский порог. Мать накинулась на Арину с расспросами, но та не решилась рассказать матери об истинной причине ночного прихода. Утром, оставив ребёнка у матери, Арина ушла на работу. По дороге встретила курьершу и сказала, что ей срочно нужно увидеться с председателем по очень важному делу. Нюшка Чернокут, работая уборщицей в конторе, по совместительству была рассыльной, заверила Арину, что первым делом передаст её просьбу, пусть та не переживает. Арина свернула на дорогу, ведущую на ферму, а Нюшка пошла прямо по улице. Придя на ферму, Арина попросила дежурную доярку, как только приедет председатель, чтобы её разыскали, она идёт в телятник или пусть он придёт туда  сам.


Председатель появился в телятнике через полчаса, Нюшка оказалась расторопной, широко раскрыв глаза, она буквально «свалила» председателя с ног:

- Андрей Иванович, там вас в срочном порядке разыскивает Аринка Васильченко, что-то видно случилось, так как она сказала, что очень срочно хочет видеть председателя. Дело не терпит отлагательства. Так она сказала.

Ружанский подошёл к Арине:

- Что сватья случилось? Чем вызвана такая спешка?
Арина огляделась по сторонам и тихо сказала:
- Идём на улицу, тут не могу говорить. Дело очень секретное. Не должна ни одна живая душа услышать.- И засмеялась, направляясь к выходу.

Телятник от фермы, где содержались взрослые коровы, находился на расстоянии метров восемьдесят. Расстояние небольшое, но достаточное, чтобы нескромных ушей не коснулось сказанное.- Гость у меня сегодня ночью чужой был. Пропажа скота, надо думать его рук дело. Мужик высокий, чернявый, одет добротно. Ушёл в лесок через огород, организовать поиск думаю надобно учинить.И в район сообщить, но не по телефону, а нарочным. Видно от фронта скрывается.

- Он что-то у тебя взял?

- Не знаю пока. Но расскажу по порядку. Сплю и слышу, кто-то стучит. Я проснулась от стука, у меня было такое ощущение, что уже утро, мне показалось, что я выспалась. В комнате было светло, и я пошла и открыла. Возле двери стоял мужчина, который спросил, можно ли ему войти и вошёл. У нас был небольшой разговор. Он спросил, где мой муж и о том, что у меня справное хозяйство, а потом стал учить уму-разуму. А когда выкурил папиросу, встал, надел свой тулуп, попрощался и пошёл через огород в лес. Я только тогда испугалась, когда стояла и смотрела как уходил чужак. Собралась, закутала Ниночку и бегом к матери. Но в руках у него ничего не было, ушёл пустой. – Тихо говорила женщина.

- Да, задала ты мне задачку. Ну, хорошо, ты пока никому не говори ничего. Держи в секрете до поры до времени и пусть мать твоя молчит. Хотя сваха не из болтливых, но всё равно пока ей тоже не рассказывай. Хорошо? А я буду думать, как поступить.

Андрей Иванович подъехал к дому почтальона, вызвал его на улицу и дал заклеенный и опечатанный конверт для начальника милиции. Наказав строго настрого конверт ни в чьи руки не давать. Дед, привыкший к таким поручениям, без слов понял и коротко кивнув, сказал:

- Ты, Андрей Иванович, будь спокоен, сделаю всё аккуратно.


И стали события развиваться так, что взбудоражили весь посёлок. Приехали милиционеры шесть человек, в гражданской одежде на двух подводах. Людей разместили по дворам кого куда и начали заготовку дров в больших масштабах, привлекая к этому делу колхозников. Дров нужно было заготовить как можно больше, чтобы хватило до тепла, и помощь колхозницам была очень кстати. Объезжая колки, сибирские лиственные леса, лесник ставил метки, на которых указывалось, что подлежало вырубке. Рубку леса проводили в густых колках отдалённых от села. Работали дружно, слажено. Дрова отвозили на двух санях, запряженных с пристяжными лошадями, так как по снегу одна лошадь груз не вывезет. Дрова слаживали возле пилорамы, где они потом проходили сортировку: что пускалось на дрова, что шло на доски. Работали четыре дня, а потом бригада села в свои повозки и уехала. И через два дня новость прокатилась по селу: в лесу перед Семихаткой, там, где был летний загон для коров, поймали дезертира по фамилии Сухомлинов, из соседнего посёлка. Он отлично знал окрестности, так как родился и вырос в этой местности. Ещё с осени вырыл землянку, оборудовал в ней печку и нары. Заготовил дров, сена наносил, чтобы было теплее спать. Прокопал из жилой комнаты ход в кладовку, где складывал продукты, а также там была и отхожая. В ней выкопал ямку глубиной метр на метр, пол выложил бревнышками, а из комнатки пробил отверстие для душника. Из печурки вывел трубу наверх и в сторону. Топил только вечером и ночью, чтобы ненароком никто не увидел дым. Как его выманить из землянки, думали недолго. Главная забота была одна: есть ли у него оружие. Милиционеры, одетые в белые халаты доярок подобрались незаметно к землянке, и постарались определять направление дыма, который стелился, прижимаясь к снегу. Один из парней определил местонахождение выхода дыма и вставил свою шапку. Дым, естественно, повалил в землянку. Хозяин жилья обеспокоенный этим обстоятельством вынужден был выйти наверх и посмотреть в чём дело: возможно лось прошёл или козы, выбивая траву из-под снега, завалили снегом трубу. Нужно идти смотреть, пока яркая луна. Для него наступило опасное время: в соседнем селе люди вышли на заготовку дров, и он опасался выходить из своего убежища. Но теперь у него развязаны руки, кругом наслежено, так что никто не обратит внимания на его следы одним следом больше, одним - меньше. Сухомлинов откинул дверцу и прислушался. Тишина, только где-то треснула ветка. Он вышел и тут на него кто-то накинулся. От неожиданности не успел толком оказать сопротивления, как его скрутили. Два человека нырнули в землянку. Один из нападавших громко свистнул. Свист разнесся по лесу и минут через пятнадцать его усадили на подъехавшие сани и повезли прямиком в район.

После допроса его отправили в краевой центр, Барнаул. После заседания трибунала, по законам военного времени дезертира расстреляли, а родственники были покрыты несмываемым позором. Какое горе он принёс своим близким. Дети стали изгоями в своём посёлке, их дразнили другие дети. Кроме молчаливого презрения, могли бросить прямо в лицо оскорбление, которое ранило до глубины души. Многие не выдерживали презрения и накладывали на себя руки, в основном вешались. Такие известия в газетах, естественно, не печаталось, и трудно судить о том, сколько в действительности было подобных случаев. Но в любом случае, можно с уверенностью утверждать, что подобные случаи были единичными. Но пропажа скота после этого случая прекратились, и село зажило своей жизнью, как жило всё население страны в это время, ожиданием вестей с фронта.

Источник: http://www.myjulia.ru/post/443751/
Tags: моя проза
Subscribe

  • "Смотри на небо"

    Вчера я поехала к своей дачной приятельнице на день рождения городской маршруткой, так как наша машина что - то закапризничала, а такси вызывать я…

  • Мои несовершенства

    Фото мои Эльза (Зинаида)Железняк Над горизонтом Повисла вуаль из туч. Но будет ли дождь? Цветок ромашки Для влюблённых надежда- Теряет…

  • Мои несовершенства

    Понимаю несовершенство и кучу ошибок в этих подражаниях японскому стилю стихосложения, но навевало, навевало и стала записывать свои мысли на бумагу,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments