Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

  • Mood:

Рассказ дальнобойщика...

Эльза Железняк
0d018fa6e83324bd8977c69f9325d09d.jpg- Ну за то чтобы старый год на нас не обижался! - Произнёс тост начальник гаража, чокаясь с особо приближёнными к себе водителями фур. - Сейчас быстренько закусим и по домам.

Дальнобойщики дружно опрокинули стаканы, закрякали, спеша кто занюхать, а кто сразу закусить импровизированным бутербродом.

- Петрович, а как же за Новый год, - протянул сторож, бывший шофер Денисов, попавший в аварию и получивший травму лишившую его возможность крутить баранку.

- Ну это уже без меня, я за рулём, так что сами, сами. - Повторил он.
Доел шмат сала обваленный чесноком с хлебом и свежим огурчиком, поднялся с места, пожелал всем хорошо встретить Новый год и вышел из сторожки.

- Классный мужик у нас Петрович, - протянул Пётр, разливая вторую бутылку водки. - Понимает простого шофёра.
- Так он сам с шоферов начинал. - Подал голос напарник Петра, Серёга. - Давайте скоренько и мне надо успеть на последний автобус.

Четыре стакана звонко зазвенели при соприкосновении друг с другом и разошлись в разные стороны каждый к своему рту. Закусили остатками еды.

- Петь, а ты чего не ешь ничего? - Поинтересовался сторож.
- Да что - то живот не совсем ладно себя ведёт, видать что - то не очень свежее было за обедом.
- А я тебе говорил, не бери голубцы, что -то у них вид был не вполне внушающий доверия, так ты разве откажешься! - Не утерпел, кольнул Серёга.

Переговариваясь водители разошлись каждый в свою сторону, оставив Денисова в гордом одиночестве. Пётр, перекладывал из руки в руку хозяйственную сумку, в которой лежала несвежая одежда и бельё, подарок жене - мясорубка и подарки детям с большим кульком сладостей, уже жалел, что взял её с собой. Наконец пришла ожидаемая десятка, он вошёл вслед за двумя пассажирами, и когда ещё шёл по проходу к свободному месту, обратил внимание на молодую женщину, сидящую у стенки автобуса и неотрывно смотрящую в окно, как - будто боясь пропустить остановку.

На ней была белая вязанная из пушистого мохера шапочка, серое зимнее пальто с белым меховым воротником из под которого был виден такой же мохеровый шарфик. Трудно было с ходу определить возраст женщины, но намётаннм глазом опытного гуляки захмелевший Пётр отмерил двадцать семь -тридцать лет.

Если бы она сидела прямо, а то отражение в стекле портило всю картину. Но тем не менее успел заметить, что не дурнушка, да и ростом такая же, как его Нинка, а может быть чуть-чуть выше и почувствовал, как стало чуток шевелиться и пульсировать его мужское достоинство.

Пока он рассматривал незнакомку и обдумывал засевшую нетрезвую мысль, увидел, как женщина спросила у сидящей рядом пассажирки не выходит ли та. Решение созрело мгновенно, он встал и зашагал по проходу вслед за женщиной. Она была в сапожках на высоких каблуках и оказалась на сантиметров пять, а может и больше, выше Петра, но это его не остановило: за столом и в постели все равны.

Пётру не нужно было ускорять шаги, чтобы догнать женщину, на каблуках быстро не ходят и ему пришлось идти приноравливаясь к ней.

- Что же вас никто не встречает?- Первое что пришло на затуманенный алкоголем ум. - Улица плохо освещена, мало ли каких тут дураков можно встретить.
- Ещё не поздно же, только восемь часов, все к встрече Нового года готовятся. Кому придёт в голову сейчас расхаживать по улицам. - Ответила ничуть не встревоженная женщина.
- А вруг кто - то ограбить захочет? Не унимался стращать женщину Пётр.
- Да что у меня брать ? - Удивилась женщина. - Денег с собою не ношу, да и откуда могут быть у меня лишние, если я живу на съёмной квартире? Пальто потянет только на пару бутылок водки, ну разве что сапоги, живу недалеко, босиком добегу.

Они как раз проходили тёмный участок улицы и от дороги их скрывали разросшие голые кусты сирени. Пётр продолжал атаку, прижимаясь к женщине всё ближе и ближе.


-А вдруг насильник какой попадётся на пути и захочет поиметьтридцать три удовольствия? - Не унимался Пётр.

- А износиловать, да кто же захочет в такой мороз? - Удивилась женщина.
-Да вот хоть бы и я! - Петр преградил собою дальнейший путь незнакомки, прижимая её к забору частного дома.
- Ну вот ещё что, - не испугалась она. - Чего меня насиловать, может для меня это будет подарком к празднику? - И она засмеялась. - Полгода как мужика у меня уже нет, исчез скотина без адреса.
- Ну так давай, снимай с себя трусы.
- Что? Тут на холоде, неее, - протянула она не оказывая сопротивления. - Мы же не собаки тык-тык и разбежались. Пошли ко мне, у меня тепло, постель чистая, стол накроем посидим, поиграем, а утром пойдёшь домой. Тут совсем рядышком живу. Только ты как станем подходить к двору ни слова не говори, а то хозяева выйдут и станут тянуть к себе на застолье. Понял?

Будь она в другом состоянии плакала, сопротивлялась, Пётр бы не клюнул на наживку в виде чистой постели, но коль женщина сама приглашала, то чего не пойти. И он покорно пошёл за женщиной, гася загоревшееся желание. Калитка открывалась без скрипа и собака проснувшись, лениво тявкнула, не выходя из будки.

Двор был ухоженный и широкая дорожка ведущая к временному домику была расчищена, посыпана песком. Окна в домике не светились в отличие от хозяйского. Да и кто бы мог оставить на весь день зажжёную электрику?

- Проходи, света тут нет, лампочка перегорела, некогда вкрутить, прихожу поздно, ухожу рано. Кстати, как тебя зовут? Меня - Кира.

Мужчина проходя в сени назвал себя.

-Сумку можешь тут оставить, открывай дверь, она перед тобою. Сейчас включу свет.

В комнате было тепло и Пётр снова почувствовал неприятное ощущение в животе, кишечник напомнил о себе и громко заурчал, грозя разразиться громким пуком. Пётр изо всех сил сжал анус. Женщина включила свет:

- Раздевайся, Петя, и иди мой руки, сейчас будем ужинать.

Пётр разделся и пошёл к раковине, намылил руки как вдруг услышал густой бас и в животе началась какофония:

- Кир, а это кто это у нас сегодня?
- Как кто, не видишь разве, ё....рь. - Не растерялась женщина. - Вот захотелось человеку, ну я и привела.
-Зая, да что ты всё время дохляков водишь? - Прогудел бас.- Такого ударить - себя унизить до невозможности.
- А я что виновата, что только такие и цепляются. - вздохнула Кира.

Пётр боялся даже оглянуться на неожиданного басиста, но пришлось и марш в животе выдал крещендо и не зря, чуть ли не подпирая потолок в невысокой комнате стоял двухметровый великан с взлохмаченными волосами. Глядя на него перепуганный Пётр забыл про полотенце и капли безвучно падали на дорожку.

- Ну что же, - мужик назвал его словами жены, - раз пришёл, вытирайся и садись за стол будем пить и знакомиться.
- Я лучше домой пойду. - Пролепетал, пытаясь не заикаться Пётр.
-Ну уж нет, давай хоть старый год проводим, успеешь домой домчаться, а то как - то не очень гостеприимно получится.

Мужчина достал из шкафа стаканчики, в один намешал чего - то коричневого, запахло ванилином, добавил соли, молотого чёрного перца, потом щепоть красного, налил до половину стаканчика водки, а сверу растительного масла, себе чистой водки:

-Ну за женщин!- пророкотал басом, - ты пей мил человек, если не хочешь чтобы было хуже. - Его бицепсы заиграли, как и желваки. - По хорошему.- процедил сквозь зубы.

Пётр протянул руку к стаканчику и зажмурясь выпил в три глотка отвратительную жидкость. Хозяин забрал стаканчик и снова наколотил новую порцию адской смеси, Пётр выпил и эту порцию.

- Ну а теперь одевайся и шпарь домой без оглядки - хозяин потянулся, - а то поди заждались кормильца.

Пётр оделся быстрее, чем хозяин и когда выскочил в коридорчик обуться, то в проёме распахнутой двери рассмотрел гиганские башмаки хозяина. Тот вышел следом и включил свет, теперь была ясна причина его отсутствия.

-Кира, иди сюда, поможешь, неси шнурок или шпагат.

Голос мужа звучал требовательно и женщина очевидно не могла ослушаться, вышла.

- Давай шнурки, вязать будем.

Он взял швабру и засунул Петру сначала в правый рукав, а потом левый и надев Петру перчатки, закрепил так чтобы швабру не смог вынуть без посторонней помощи. На перекладину перекинул ручки сумки и вывел незванного гостя через двор на улицу. Слегка пнул Петра под зад лёким пинком, чтобы тот не упал, произнёс на прощание пару напутствий содержащих ненормативную лексику и протрезвевший Пётр в радостном состоянии, что легко отделался ускорил шаги. Но радость его стала меркнуть в той пропорции, с которой в животе усиливался непроходящий спазм, грозящий испортить не столько настроение сколько кальсоны заправленные в носки..

Пётр не знал что делать: остановиться и переждать приступ, который грозил закончится жидким излиянием в одежду прикрывающим нижнюю часть туловища. Но сфинктер ануса оказался таким же нестойким, как и его хозяин и разразился громким и горячим фонтаном. Пётр застонал, проклиная себя, свои слабости, исторга из себя всё новые порции доказательств, что не всё в человеке прекрасно.

Он бежал домой внешне похожим на бразильскую статую Иисуса, стоящую на высокой горе, стараясь при этом не упасть, это было бы большой катастрофой в его положении. Добежав при его состоянии к своей калитке, с трудом нажал на кнопку звонка замёрзшим пальцем, который тоже отказывался служить своему хозяину. Форточка в окне с треском расхлопнулась и голос жены прокричал в темноту двора:

- Кто там пришёл?
- Нин, открой, это я. - Промычал Пётр, корчась от нового приступа, выгинаясь дугою.
- А чего сам открыть не можешь? Нажрался что ли? - Не унималась Нина не в состоянии понять долетающие неясные звуки со двора
-Открой, увидишь!- Злым голосом прохрипел Пётр.

Форточка закрылась и пока жена одевалась, прихорашиваясь, кишечник Петра привалившегося к забору в энный раз исторг из себя остатки содержимого, распространяя вокруг неприятные ароматы.

После встречи с женой, ужасного объяснения когда мозг ничего не мог придумать путёвого, чтобы объясненить появление швабры, сник. Сказать, что ещё одного подарка к мясорубке, не катило.

Петру пришлось раздеваться возле наружного туалета и обтираться какими - то тряпками, морозя не только обгаженный зад и ноги, стоя на какой - то фанерке, но и сморщившееся до размеров ореха дружка. Такой полной потери достоинства, доведшего своего хозяина до позорной капитуляции, было впервые...

С тех пор наука дальнебойщику не прошла даром и прежде чем выполнить бездумно своё любое желание, Пётр прежде всего думал о том как оно скажется на его человеческом достоинстве
Источник: http://www.myjulia.ru/post/801525/#firstnew

Tags: #юмор, проишествие
Subscribe

  • Часы

    Наталья Колмогорова С часами я сегодня не в ладах! Они спешат на сутки и на годы, Непринуждённо обращая в прах Закаты и короткие восходы. Часы…

  • Которых нет...

    Наталья Колмогорова А я всё чаще вспоминаю всех тех, кого со мною нет, с кем шла по берегу след-в-след и в воду камешки бросала... Кричало небо у…

  • Пустите в детство

    Эльза Железняк Чем дольше я живу на свете, Тем больше нравятся мне дети. Как говорят они слова, И как блестят у них глаза! И как искрится…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments