Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Category:

Серая мышка (окончание)

Эльза Железняк


Глава шестая

Прошло немного времени со дня нашего с Дмитрием знакомства, я поняла дальний прицел своей подруги. Ну, что же, буду благодарна за знакомство, которое внесло разнообразие в мою монотонную жизнь. У меня появилось желание обновить свой гардероб, и я в воскресенье с утра занялась разборкой своих вещей. Рассортировала одежду, и вдруг оказалось много невостребованных вещей. Вчера купила журнал «Весна-Лето», там хорошие фасоны есть. Нужно будет такие прикупить, а лишнее выслать матери, она найдет, куда их пристроить.

У меня появился стимул, нравиться не только себе и всем, а конкретно одному мужчине. А это, согласитесь, для женщины немаловажно. Появилась какая-то необъяснимая лёгкость в душе и теле. У меня появился блеск в глазах. Наши отношения с Дмитрием стали складываться самым предсказуемым образом, встречи стали регулярными. Но только моя Катюшка вносила некоторый диссонанс в наши отношения: она несколько раз выражала своё недовольство тем, что я стала меньше ей уделять внимания, а ухожу к чужому дядьке на свидания. На мои уговоры посмотреть на эту ситуацию с другой стороны, результатов пока не давали. Как-то я издалека завела разговор на эту тему с Дмитрием, он внимательно меня выслушал, а потом стал меня утешать:


- Это нормальная реакция девочки. Рядовая ревность. Мы что-нибудь придумаем. Не горюй, Лена. – Утешил меня Дмитрий.

Легко сказать, а как выполнить поставленную задачу? Вода камень точит, и доброе отношение Дмитрия понемногу из колючей девчонки Катьки превратил в милую застенчивую девчушку Катюшку. Вместе ходили на детские спектакли, фильмы, концерты. Гуляли по паркам, посещали музеи и выставки картин. После вечернего чаепития Дмитрий церемонно попрощавшись, уходил домой, без намёка и претензий на что - либо большее. Катя уже, как и я, ожидала следующей встречи с большим нетерпением и составляла план, куда мы пойдём в следующий выходной. А если на улице стояла погода, не располагающая для прогулок, устраивали домашние посиделки, учились из бумаги делать фигурки с чудным названием, оригами.

Мы поженились. Не сразу и не всё было гладко в отношении Кати с Дмитрием, и я очень нервничала, находясь между двух огней. Квартиру Дмитрия в наём не стали сдавать, деньги невелики, а ремонт потом дороже обойдётся. Решили объединить квартиры две двухкомнатные в одну четырёхкомнатную, но бабушка Галя отсоветовала:

- С ума сошли, что ль?- Смотрела умными, слезящимися глазами на меня старушка. – Во - первых, Димитрий, твой сын не сегодня завтра женится, где жить-то будет а? А Катя вон тоже уже скоро в невестах ходить будет, куда её после свадьбы денете?

Мы и подумали, подумали, и оставили, всё как было. Бабушка Галя как в воду смотрела. Но только одного не сказала, что свою кооперативную квартиру завещала моей Катюше. По-разному судьбы слаживаются у людей, и она решила, а вдруг мы с Дмитрием не уживёмся? Снова размен квартиры, а это будь здоров нервотрёпка!

В борьбе за счастливую жизнь прошли незаметно годы, но счастья полного я так и не испытала. Моя мама стала жаловаться, что ей очень тяжело управляться с квартирой, пришла старость. В конце - концов со спорами и ссорами, решились на переезд в мой город. Это только в сказках всё быстро делается. Намучились с переездом. Для меня мой город тоже стал как бы чужим, а что говорить о муже? И покатились мои дни в тоскливом однообразии: дом, работа, рынок, больница…

Как-то летним днём я шла по пешеходной улице Суворова и разглядывала витрины магазинов. Если вы попали сюда, а в кошельке у вас хоть один трояк, вы всё равно что-нибудь купите. Вдруг моё внимание привлекли впереди идущая не спеша семейная пара, с ними был мальчик лет десяти. А скорее всего, меня привлекли у женщины её роскошные волосы, перехваченные на затылке заколкой – автоматом. Они являли собой произведение искусства, такие когда-то были у Лизы. Меня как обожгло, я не вспоминала о ней давно, что-нибудь вскользь промелькнёт в памяти иногда и растворится, не задерживаясь, а тут вот: она или не она?! Округлившиеся плечи, руки, да и вся фигура были роскошными, точно не Лизиными худенькими и нескладными. Я мучилась в догадке и вдруг женщина оглянулась. Боже, точно Лизка!

Резко развернувшись, она кинулась мне навстречу с возгласом:

- Ленка! Боже мой, а мы только что о тебе оговорили! А ты тут- Захлёбывалась Лиза.

Я крепко обняла её за немножко всё-таки угловатые плечи, у меня перехватило дыхание, и предательские слезинки непрошено выплеснулись наружу.

-Господи, Лиза, да какая же ты красавица! Где же ты была эти годы? -

Один вопрос обгонял другого и, встретившись с Лизиным возгласом, превращались в трескотню. « Нам бы где-нибудь присесть что ли»?

- Леночка, я так рада тебя видеть! Но мы сейчас едем, нас там ожидают, а вы приходите завтра к нам часов на двенадцать. Идёт? Адрес тот же. Да, запиши на всякий случай номер телефона. У нас он изменился.


Мы распрощались с Лизой, её мужчинами мужем и сыном, и я пошла дальше по улице. Ходить по магазинам мне расхотелось, даже сама не знаю почему. Присела за столик, которые загораживали часть улицы. Кругом маленькие кафешки, бистро, где тебя тут же обслужат и обсчитают, не моргнув глазом. Я стала думать о Лизе, о тех изменениях, которые произошли с ней. Она превратилась в прекрасного лебедя.

На другой день прихорошившись, благо было воскресенье, мы с Димой купили всё что полагается, направились по указанному адресу.

Встреча прошла на высшем уровне. Всё в душе вчера взорванное, не отпускало и мы, перебивая друг друга, смеясь, «А ты помнишь»?...тарахтели без умолку. У мужчин нашлась своя тема для разговора и, по сути, не вмешивались в наш разговор. На мою просьбу рассказать о себе, Лиза стала серьёзной и сказала:

- А давай как-нибудь встретимся и поговорим, как раньше. Давай завтра сходим в парк, в то кафе, где был директором Юрий Семёнович.- Она смотрела на меня в ожидании ответа.

Я согласилась. Сколько лет уж прошло со смерти Юрия, отболело давно. Мы договорились о времени и принялись болтать, как обычно болтают за столом, обо всём и ни о чём конкретно. Я весь вечер перебирала вслух и в памяти наш визит. Визит удался: я от души в тот день отдохнула, и было жаль уходить из этой счастливой семьи. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы этого не заметить. Уютно, покойно и безмятежные лица дали мне повод так думать.

Лиза пришла первой и сидела за столиком и пила какой-то сок через трубочку. Она была в сарафане цвета малахита, потому что серьги были с малахитовым камешком и тонкая нитка бус из того же камня, только необработанного и имевшие неправильную форму.

-Ты как Хозяйка Медной горы».- Засмеялась я, приветствуя Лизу.
- Я люблю этот камешек, он такой тёплый, вот мои мужчины и надарили мне. – Встала, чтобы меня обнять.

И в это момент меня как током ударило и вдруг увидела, что я против неё – серая мышка. Передо мною сидела уверенная в себе женщина, у которой всё было при ней. Макияж был нанесён так умело, что практически не был заметен, но эффектно оттенял и брови вразлёт, и миндалевидный разрез больших глаз, к которым очень подходил малахит. Ухоженные руки, лицо и выражение покоя делали её похожей на какую-то нездешнюю женщину. Вокруг все суетятся, плачутся, жалуются, а у Лизы всё было неправдоподобно хорошо! Я даже испытала лёгкое чувство зависти, не удержалась и сказала, что я думаю по этому поводу, не люблю носить камень за пазухой. Она не обиделась, только усмехнулась, помешивая трубочкой содержимое стакана, сказала:


- Знаешь, Лена, я своё отстрадала. Когда ты узнаешь цену жизни, а не барахлу, поверь, по-другому станешь смотреть на жизнь. По-другому относиться ко всему, что тебя окружает. Ты научишься радоваться ненастному дню и ласковому солнышку, пению птиц и проехавшей с рёвом машины, которая оставила после себя шлейф копоти с пылью. Каждая травинка станет тебе дорогой и каждый цветок, особенно выращенный тобою, станет частью тебя и твоей гордостью. Как человек относится к себе, так он относится и к Богу. Вот, сколько людей сейчас на планете Земля? – Неожиданно задала она мне вопрос.

- Ну-у, - протянула я. - Где- то порядка около шести миллиардов. А к чему ты это спросила? - Поинтересовалась я, видя, как резко наша беседа повернула куда-то вбок.
- А потому я тебя спросила, что вот все эти около шести миллиардов, каждый день о чём-то просят Бога, а сами ничего ему не дают взамен. Двенадцать миллиардов рук тянутся к нему, ты только представь себе это. Ну, пусть не все шесть, а, скажем, три. А мне ничего не надо, у меня есть всё.

- Всё? - Удивилась я.
- Да, всё. - Подтвердила Лиза с улыбкой. – И это всё – Жизнь.

Как много и как мало! Мы очень долго говорили с Лизой обо всём и на разные темы. Я смотрела на свою подругу юности и узнавала прежнюю Лизу – она не изменилась. Я поняла, что она была и осталась недосягаемой, мне не угнаться за нею. У неё своё, отличное от других мерило жизни. Моя жизнь прошла стороною, вроде как бы разминулись мы с нею. Я всегда думала: вот это потом буду делать, а вот это тогда - то… Теперь и не знаю, на радость или на беду повстречалась я со своей молодостью, которая дала мне возможность взглянуть на себя со стороны и от этого вдруг больно сжалось моё сердце… Когда жить-то, если не сегодня и не сейчас?
Tags: моя проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments