Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

На перепутье (Продолжение)

Image Hosted by PiXS.ru
Эльза Железняк



Они говорили с полчаса перед обедом и затем разошлись на несколько минут, чтобы снова встретиться в столовой. После обеда Мария напросилась в гости к Лере, пришлось согласиться, не находя причины для отказа. От визита гостьи у хозяйки разболелась не только голова, но и начало ныть сердце Оно не в состоянии было "переварить" обилие информации, выдаваемой Марией о бывшем сотруднике мужа, создавшего вокруг его имени фурор. На счастье Леры вошла медсестра со шприцем, и гостье пришлось уйти, а Лера, получив очередную порцию лекарств, задремала. Проснувшись, молодая женщина привела себя в порядок и спустилась в сквер, как оказалось, там её уже ожидал тот самый мужчина с перекошенной радикулитом спиной. Он встретил её словами, приноравливаясь к шагам Калерии:

- Я думал, что вы никогда не останетесь одна, или она в штате вашей охраны состоит? Мне интересно одно: вы от неё не устаёте? – Поинтересовался мужчина. – Меня эта дама уже просто заговорила, спасаюсь, как могу. - Он улыбался, и нельзя было понять: шутит или говорит серьёзно.

- А что это вас тревожит? – Усмехнулась про себя Лера. – Вы же не предполагаете, что я вам сейчас начну сказки рассказывать, песни петь, изгоняя прочь вашу скуку?

- Скажем так, я и сам мастер сказки сочинять, но вы не показались занудой и думаю, что с вами можно болтать о чём угодно, даже на щекотливые темы. Я две недели здесь и нахождение в этом заведении мне поперёк горла стоит, и если бы не спина, уже давно чкурнул бы отсюда.

- Что, тяжёлая женщина попалась, надорвался? - Усмехнулась Лера. – Так вроде бы ростом бог не обидел.

- Ну, вот и зубки остренькие показались. - Засмеялся и мужчина, показывая красивый ряд белых зубов и рассыпая искры из голубых глаз. - Женщину, на которую намекаете, зовут штангой, и действительно, такая зараза тяжёлая! – Как бы оправдываясь, пояснил он. - Кстати, меня зовут Виктор, а вас как?

- Моё имя Калерия, по отчеству Сергеевна. А вас как по батюшке?

- Какое у вас необычно странное имя, Калерия. Мне кажется, что я его в какой-то книге видел. – Мужчина на секунду задумался. – Нет, не вспомню, ну да ладно. А давайте обойдёмся без официоза, по-простому, только по имени вы меня - я вас?

- Самые правильные отношения между незнакомыми людьми – официальные. Не возникает недоразумений.

- Вы всегда такая правильная?

В голосе мужчины послышался вызов. Но Лера сделала вид, что не заметила тона, в котором прозвучала последняя фраза и вернулась к началу разговора: последствиям травмы спины.

- А почему без пояса? Отчего такая беспечность? – Показала свои познания в области тяжёлой атлетики Лера.
- Понимаете, у меня был день рождения, все были подшофе, а похвастаться силушкой ой как хочется, особенно перед женщинами, ну я и вес без разогрева... Теперь гораздо стало легче, а сразу скрутило в бараний рог. Столько проблем навалилось, врагу не пожелаешь!

Мужчина умолк, давая возможность Лере самой догадываться обо всех неприятностях в связи с создавшимся для него незавидным положением со спиной.

- Вы тут ходите, гуляете, дышите свежим воздухом, и нет, чтобы меня позвать. – С упрёком в голосе проговорила Мария, продираясь сквозь кусты на аллею, по которой медленно шли мужчина и женщина.

После этой прогулки Виктор, как казалось Лере, каждую свободную минуту искал с нею встречи. Но Маша крепко удерживала свои позиции и сдавать Виктору не собиралась. Все разговоры сводились к мужчинам, находившимся на обоих этажах стационара. Лера знала, что «на закуску» о чём бы ни был разговор, он плавно перейдёт на особу Виктора. Лера слушала трескотню случайной приятельницы, и её база данных о мужчине, оказывающем ей знаки внимания, пополнялись с каждым новым днём. Что было правдой, а что сплетнями, Лера не старалась разбираться: ей было противно копание в чужом белье. Она пыталась перевести разговор в другом направлении, но Марию, как оказалось, трудно было согнать с любимого конька, и Лера была вынуждена терпеть пытки. А однажды в разговоре Мария спросила Леру, не будет ли та против того, чтобы Маша перешла к ней в палату с вещами. Леру этот вопрос обескуражил и, кривя душой, ответила, что, конечно же, не против. Но спасибо лечащему врачу, тот не разрешил, мотивируя, заболевание Марии не его профиль, и что место зарезервировано за пациенткой, ветераном ВОВ. У Калерии отлегло от сердца, она боялась, что находясь в одной палате с Марией, у неё снова непременно был бы новый приступ. А однажды, он чуть не повторился снова, и причина была весомая.

Дело было так. Подошло время ужина и вечерних процедур. Медсестра сделала Лере уколы, и она, как обычно, уснула. Проснулась от того, что кто-то тихонько звал её по имени. В палате было полутемно, неяркий свет от больничных фонарей и полная луна наполняли комнату сумеречным светом. Лера не просто встала, а вскочила, и второпях оправила пижаму и всматриваясь в маячивший на белом фоне двери силуэт, определила, что это Виктор. Мгновенно включила настольную лампу и молча уставилась на непрошенного гостя: в больнице не поощрялись такие визиты.

- Погаси свет, а то сейчас на него прибежит твоя закудычная подружка. Всё «куды да куды». - Передразнил он Машину манеру, сделав ударение на букве «у», выражая лёгкое презрение к женщине.

- Отчего это мы будем без света сидеть? – Удивилась испуганная после сна женщина.
И тут оба услышали в коридоре приближающийся голос Марии, и Лера скорее от страха выключила свет, за секунду до того, как открылась дверь палаты и Мария остановилась в проёме.

- Я думала, что разбудила, можно к тебе? – И не дожидаясь ответа, шагнула в палату. – Зажги свет, пожалуйста, и сделай мне йодную сетку, а то ягодицы уже, как две подушки, сидеть больно. – Маша на ходу подняла халат, оголяя пятую точку и ставя на стол пузырёк с йодом и протягивая Лере спичку с намотанной ваткой.

У онемевшей от пикантной ситуации Леры подогнулись колени, спину обдало холодом, а голову жаром. Как на ходулях повернулась и шагнула назад к тумбочке, чтобы снова включить лампу. Не очень яркий свет залил небольшую палату, Лера в испуге смотрела на то место, где стоял Виктор, и не могла сообразить, куда делся мужчина, как испарился. Вздох облегчения вырвался из её груди, и она стала понемногу приходить в себя. Медленно подошла к столу, на который грудью распласталась Мария и, открыв пузырёк дрожащей рукой, пыталась окунуть спичку в йод, чтобы нарисовать злосчастную сетку. Ягодицы у Маши действительно были исколоты так, что не было «живого» места.

- Видишь, Лер, решето, а не задница, сидеть больно – Мария попросила Леру придержать салфетки, пока она натянет трусики. – Спасибо, ну я пойду, а ты будешь ложиться или как?

- Спать буду, Маша. Что-то меня сон одолевает. Не знаю, какой это укол так действует. - С лёгкими остатками волнения в голосе ответила Лера.

- Наверное, анальгин с димедролом, у меня первую неделю тоже точно так же было. Ну, спокойной ночи. - Попрощалась женщина, выходя и закрывая за собою неслышно дверь.
Лера перевела дыхание и неожиданно тихонько рассмеялась, ну надо же такому случиться! Подошла к туалетной комнате, чтобы помыть руки, как вдруг дверь открылась, и в щель просунулась голова Виктора.

- Я думал, что эта трещётка никогда не уйдёт и останется у тебя ночевать.

- Хватит с меня сегодня сюрпризов. Спокойной ночи. – И от страха быть увиденной кем-то, она открыла дверь в коридор. - На выход, месье, и чтобы этого больше никогда не повторялось, а то я буду вынуждена жаловаться медперсоналу.

Мужчина, выскользая в дверь, наклонился и поцеловал в губы, не обращая внимания на женскую угрозу. Леру кинуло в жар от такого нахальства. Закрыв за своим незваным гостем дверь, Лера сначала улыбнулась, а потом призадумалась: ведь он может и ночью проникнуть в палату, тем более когда все спят. Крика само собой не поднять, но что делать она не знала, на всякий случай подпёрла дверь стулом спинкой к двери. А утром при встрече сердито отчитала за вечерний визит, и потребовала, чтобы такие выходки больше не повторялись - Виктор, улыбаясь, пообещал. На счастье Калерии к ней подселили соседку, ту самую для которой резервировали место. Серафима Львовна, сама того не ведая, облегчила больничную жизнь Леры, она перестала опасаться попасть в неприятное положение.

Однажды Маша, когда они гуляли, неожиданно завела разговор:

- А как ты попала на лечение, ведь сюда только жён или любовниц кладут.

- А других категорий разве нет, только эти две?

- А какие ещё есть? - В свою очередь удивилась Маша. – Ты не сотрудник системы, значит, эта отпадает.

- Родственники не входят в твою категорию? – Улыбнулась Лера.

- Ой, а я всё думаю, что это в твою палату на обход заходит Патьковский. Да ты на него и впрямь чуточку похожа.

- Что, такая же старая? – Засмеялась Лера. – Может быть у него, как у начальника больницы, такая обязанность? Считай, что этот вопрос мы закрыли. Хорошо? Мне бы не хотелось говорить на эту тему. А ты, по какой категории здесь находишься, жена или любовница? Уж точно не сотрудник системы. – Улыбнулась молодая женщина.

Но Мария шутку не приняла, ответила на полном серьёзе:

- Я тут, как жена бывшего сотрудника системы. Связи у мужа остались, он ведь врач у меня. Я наблюдаю за одним товарищем, и вижу - глаз с тебя не сводит, смотри, человек он ненадежный, отчаянный с пути собьёт. – Как бы сочувственно Маша поджала губы.

- Ну, меня трудно сбить или уговорить на что-то эдакое, я девка упрямая, как решу – так и будет. - Лера попыталась обратить разговор в шутку, ей уже смертельно надоело, Машино копание в чужом бельё. - Взглянула на телефон. – Маш, мне время идти на укол. Ты тут останешься или со мной?

- Погуляю ещё.- Ответила Мария, думая о чём-то своём.

Лера поднялась и направилась в здание больницы, гадая, в каком же месте на этот раз Виктор будет её сторожить: на площадке между этажами или в другом месте. Она поднялась на четвёртый этаж и увидела Виктора с трубкой в руке.

- Вот хорошо, что ты одна. – Он повесил трубку на таксофон. - Не мог дождаться этого момента, пока ты поднимешься. – Он говорил прерывисто, сжимая Лерину руку. – Завтра я выписываюсь и очень прошу, дай мне номер своего телефона.

Лера, не жеманясь, назвала рабочий номер, пожелала удачи и сделала шаг вверх по маршу, но Виктор не отпускал руку.

- Выйди сегодня в сквер, мне нужно с тобою поговорить. И не бери с собой липучку Машу.

- Не обещаю. – И пошла к себе, напевая тихонько «Не обещайте деве юной любови вечной на земле» из любимого фильма с участием Игоря Костолевского, на которого оказывается похож Виктор.

Лера чувствовала затылком пронизывающий взгляд мужчины, и ей было приятно сознание, что красивый мужчина любуется формами её тела, походкой и пышными длинными локонами цвета спелого каштана, отливающими красными искрами. От этого взгляда тёплая волна бежала от затылка до самого копчика, впиваясь острыми иглами в её тело. И ещё напомнил этот взгляд Лере давно забытое чувство – как это приятно нравится чужому мужчине, когда сердце в груди колотится не от боли, а от вспыхнувшего томленья, как тогда, когда они сидели втроём на скамье. Волосы, откинутые на спинку скамьи, скрывали руку Виктора от глаз Маши, и та болтала, не замечая, тайных ласк оказываемых её приятельнице. Прикосновение мужской руки в области седьмого шейного позвонка. превратили всё тело в эрогенную зону. И как ни странно, но Леру не раздражала настойчивость Виктора. Эта настойчивость понравилась, как и сам мужчина. Он практически уже избавился от болей в спине, и стройная фигура бросалась в глаза. Лера на мгновение представила его в форме, и решила, что она Виктору, как никому другому, к лицу.

С этими мыслями она вошла в палату и, отвечая на вопросы Серафимы Львовны, Лера поинтересовалась у своей соседки, почему та не ходит на прогулки. В ответ услышала сетования на возраст, и молодая женщина предложила пожилой свою помощь. Перспектива спуститься в сквер и подышать свежим воздухом привела старушку в восторг. Лера уже знала многие подробности из богатой на события жизни Софьи Львовны: её дети жили вдалеке, и мать не хотела их тревожить. Муж не часто мог навещать свою больную жену, как той хотелось бы, он сам был нездоров. Возраст - причина недомоганий в старости. Когда они вышли с Серафимой Львовной во двор, Лера, внутренне смеясь, видела, как глаза Виктора метали молнии. Лера потешалась над незадачливостью своего больничного ухажёра. Но он всё же улучил момент и подловил Леру, когда та перед ужином возвращалась в корпус, после того, как проводила за больничные ворота мать с дочерью. В коридоре ведущему к стационару никого не было, и Лера не сразу поняла, как Виктор легко переместил её не совсем хрупкое тело между стеною и дверью. С жаром прильнул к губам, а напористая рука металась по телу и не успокоилась на груди, продолжая сжимать, цепляясь за сосок. Целоваться он умел, Лера это почувствовала ещё тогда. Она не успела ответить на поцелуй, как доносящееся цоканье каблучков заставили мужчину отшатнуться от затрепетавшей Леры:

- Ты меня сводишь с ума. – С придыханием пробормотал Виктор, выпуская женщину из капкана. – Я тебя изнасилую у всех на глазах. – Пошутил он. – Ты доиграешься, вот увидишь.


Лера отстранилась от стены, не говоря ни слова, не оглядываясь, стала подниматься к себе на этаж, её словно парализовал этот напор. Виктор поднимался не рядом, следом за ней на некотором расстоянии. Только в это мгновение поняла, что чистая случайность не уложила её в постель с этим мужчиной – долго оказывать сопротивление вряд ли смогла - сдалась бы на милость своему победителю. Лера поднялась на свой этаж и шла по коридору и вопрос медсестры застал её врасплох. Светлана Николаевна обеспокоенно взглянула в лицо Калерии:

- Вам плохо? Мне кажется, что вы побледнели. Ложитесь, я сейчас зайду, измерю давление.

- Нет, нет, всё нормально я, очевидно, очень быстро поднималась по ступенькам, не соразмерила силы. – Улыбнулась Лера.

Чтобы в палате ей снова не пришлось объяснять причины бледности, перед дверью потёрла щёки. Лера прилегла на кровать и прикрыла глаза, вновь переживая сладость поцелуя. Вот оно, то самое мгновение, которое толкает человеческий разум в пропасть страстей и стоит ли теперь обвинять мужа в изменах, если сама готова ринуться в бездну? И после долгого раздумья пришла к выводу, что разводиться не стоит, но заявит мужу о праве на личную жизнь, она у супругов теперь будет у каждого своя. Вырастят дочь, а там будет видно, судьба обозначит. Без особого страха быть увиденной, вечером вышла на свидание. Вряд ли оно чем может закончиться, кроме как поцелуями украдкой, остерегаясь нескромных глаз гуляющих по скверу в майский вечер. Не слушая уговоров Виктора, Лера вовремя вернулась в палату. После процедур, лёжа в кровати, прикрыв глаза восстанавливала в памяти слова и ласки того самого ненадёжного и отчаянного мужчины, прерванные приходом Марии. Просьба нарисовать йодистую сетку каждый раз вызывала у Леры улыбку. Вызванная в памяти своей пикантностью в самый первый раз эта процедура уже не шокировала Леру. А после, оставшись наедине со своими мыслями, в который раз переживала остроту чувств, легко окунувшись в пучину страсти к мужчине, который был так похож на любимого ею актёра. С этими воспоминаниями она уснула, а во сне снова целовалась с Виктором, не думая о том, что она всё ещё замужняя женщина.

Утром Лера заметила грустное выражение на лице Марии и спросила причину, боясь, что той в плане здоровья наступило внезапное ухудшение. Но Маша пожаловалась на скуку, так как кроме Виктора выписывают ещё двух мужчин, с которыми частенько болтала, остаются только немощные старики, с которыми не поговорить, так как глухие, как пни. Раздражение Маши не повлияло на самочувствие Леры, она даже была рада тому, что Виктор уезжает, и до самого обеда просидела в палате, давая возможность Маше проводить всех тех, о ком изнывало от предстоящей разлуки её сердце. В столовой встретившись с подругой, Лера поняла, что поступила правильно, она догадывалась, что Маше давно нравился этот голубоглазый красавец.

Время в больнице всегда течёт намного медленнее и, тем не менее, к счастью, приходит время выписки и Маша выписалась. Через неделю пришло время выписки и Леры. За неё приехали Артём с Олечкой, а мать с отцом упаковывали вещи, чтобы ехать утром в пансионат. Встав рано утром, вместе с Артёмом, отвезли дочь и родителей на автовокзал, посадили в автобус и после того, как автобус отошёл от платформы, Лера вернулась домой, а Артём поехал на работу.

Через два дня она вышла на работу, и увидела на столе листок бумаги с номерами телефонов звонивших во время её отсутствия. Последним в списке стояли имя и отчество – Виктор Андреевич. У женщины сладко заныло в груди, это не просто больничный роман, а роман с продолжением. И Лера приступила к работе, отпуск у неё будет только в сентябре, так захотела сама: и солнце не жгучее и народу на море меньше. Погрузившись в ворох бумаг, требующих срочного исполнения, отвечая на звонки, она не сразу поняла, что звонит Виктор. Телефонная связь исказила его бархатный голос, и Лере пришлось дважды с замиранием сердца спросить:

- Прошу прощения, кто это, кто говорит?

- Привет, Лер, это я, неужели ты меня уже забыла и не узнаёшь? Я – Виктор.

- Привет! Связь барахлит, не узнала, прости. – Лера едва дышала, представив Виктора и горячая волна, вновь обволокла её тело.

- Я в городе, возле драмтеатра, ты сможешь на минутку выскочить?

Продолжение следует
Начало:http://irma-denk.livejournal.com/91985.html

Окончание:http://irma-denk.livejournal.com/93694.html
Tags: моя проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments