Irma (irma_denk) wrote,
Irma
irma_denk

Нормальные мужчины всегда в цене...

Предисловие
Только закончила писать рассказ в трёх частях "На перепутье", как муж сказал, что рассказ ему показался как бы не совсем законченным: нет развёрнутых данных о нечаянном избраннике Калерии - Василии. Мне пришлось дополнить и не как дополнение, а отдельной главой, раскрывающей характер избранника.
Image Hosted by PiXS.ru
Эльза Железняк

Василий ехал в своём грузовом фургоне «Мерседес Вито» и смотрел на не совсем ровную гладь шоссе, опытному глазу говорящее, что Европа кончилась и родина принимает тебя в свои объятия. Находясь на заработках в чужой стране, Василий привык к длительным поездкам. Пейзажи практически не менялись но, тем не менее, чем ближе подъезжал к границе области, тем заметнее ощущал волнение: скоро будет дома. И так каждый раз, хотя домой он приезжал раза три в год, а то и чаще, смотря по обстоятельствам. С видом на жительство передвижение по Европе для него стало серебряной ложкой во рту, а проще сказать удочкой в руке. «Обстоятельствам…» - При этом слове Василий вздохнул. Он договорился со своей теперешней хозяйкой Жаннетт, что на этот раз вернётся только через месяц. Она не хотела давать Василию длительный отпуск, но боясь его потерять, вынуждена была пойти на такой шаг. Ей казалось, что этот неотёсанный на её взгляд мужлан, каким-то образом взял над нею верх и это её злило. Она уже была не рада, что затеяла эту авантюру – привязать к себе молодого парня, сделав из него самца. Она не хотела себе признаваться, что ревнует к девушке, которая живет в чужой стране и со временем станет его женой. Она поняла, что ревнует, когда узнала от Арлетт, что Базель больше не говорит вечерами по скайпу со своей девушкой. Арлетт сокрушалась о размолвке, а Жаннетт в душе возликовала. В отношении Василия хозяйка имела виды, которые от парня вообще-то не скрывала. Но как раз они-то молодому мужчине хозяйки были не совсем по душе, и он практически не поддавался дрессировке. Многое стояло между ними, но главным барьером, который пыталась она сломать, был её возраст. И именно он послужил тем самым сумасбродством, которому дамы её возраста не дают волю, а держат в узде. Но только не своенравная Жаннетт…

Все мысли о хозяйке он оставлял всегда на потом, а сейчас у него есть более важные дела, требующие незамедлительного исполнения. Парень боялся, что на границе с теперешним грузом могут не пропустить. Но всё обошлось благополучно, об этом позаботился уехавший в командировку офицер таможни Кирилл, с которым Василий наладил контакт. Как это ни грустно звучит, но в нашей стране хорошо иметь своего человека в нужных тебе инстанциях. Понятное дело, коррупцию нужно искоренять, с нею нужно бороться, а не кормить, но это хорошо говорить тем, кто сам стоит на самом верху пирамиды, так как людей, от них зависящих они стараются загнать в такой угол, из которого только один выход: дать на лапу. Машину, как считал сам Василий, классную, приобрёл лет шесть назад. Для поездок с грузом в самый раз: фургон с задней дверкой-распашонкой, а боковая - сдвижная. Грузовой отсек с объёмом четыре с половиною кубометра и грузоподъёмностью в девятьсот килограмм, устраивали Василия всем, кроме одного - грузовой фургон был оснащён передним приводом. Но турбодизель в восемьдесят две лошадиных силы, пятиступенчатая механическая коробка передач, и нахождение передней и задней оси на независимой подвеске компенсировали этот недостаток. Каждый раз, отбывая к себе домой в Украину, Василий доверху нагружал отсек всякой всячиной, пользующейся у покупателей большим спросом, продавал по сходной цене, и, тем не менее, оставался при этом с большим наваром. Он не делал стопроцентной накрутки на свой товар, как это делали другие, а поэтому были свои постоянные клиенты и заказчики на товар.

Деньги Василию были нужны позарез, он их собирал на постройку своей мечты - дома. Именно эта мечта и толкнула его, тогда ещё студента третьего курса университета, на каникулах поехать первый раз на заработки в соседнюю страну. С языковым барьером у него было меньше проблем, чем у других ребят ехавшим с ним. В школе изучал французский язык и добавочно брал у своего преподавателя уроки английского, зная, он непременно пригодится – жизнь диктовала жёсткие правила. Обучаясь в универе, согласно государственной программе, кроме английского, студенты дополнительно изучали немецкий. Чтобы не потерять знания французского, учил Вася его уже самостоятельно и собирал деньги на так называемый студенческий туризм во франкоговорящую страну. Выбор пал на Бельгию. Устроился относительно легко, помог случай, хотя, как говорят, что ничего случайного не бывает. Но бесплатный сыр только в мышеловке бывает и Василию на первых порах пришлось потуже затянуть пояс. Привыкший дома хорошо питаться, студент понял, что не дело сидеть полуголодным из-за жёсткой экономии и лучший выход - искать подработку, не требующую ограничений во времени.

Поиск по объявлениям привёл его к частному дому, хозяева которого внезапно уехали. Соседка передала просьбу работодателей Василию, попросила его прийти на следующий день. Он осмелел и спросил, нет ли какой работы для него, например, постричь газон за чашку бульона и кусочек хлеба. Она хотела отказаться, но увидев глаза молодого иностранца, его простодушное лицо, согласилась, спросив его имя. Во время войны она видела столько голодных глаз, что каждый раз при этом воспоминании, у неё щемит сердце, и чтобы не смущать парня подаянием, пожилая бельгийка безбоязненно согласилась на предложение. Мадам уже давно не знает, что такое голод, но помнит до сих пор и не забудет до самой смерти. Память хранит, как от голодных спазм сжимаются все внутренности, выворачиваются кишки, тошнота подкатывает под ложечку, начинает кружиться голова, темнеет в глазах и только одна единственная мысль: не упасть – иначе смерть - давала силы бороться за жизнь. Как выжила в том страшном концлагере, женщина не может понять и сегодня, иначе чудом не назовёшь, и каждый новый день, спасшаяся женщина начинает с благодарственной молитве Деве Марии. Вздохнув, Арлетт пригласила робкого парня во двор, расспрашивая попутно: кто он откуда и где сейчас обитает.

- Я приехал из Украины. Моё имя Василий, и дома меня зовут, кто как хочет: Василь, Васёк, или Васькой. Можете выбирать. – Парень улыбнулся.

Название страны ей ничего не говорило, но когда Базель, на свой лад окрестила женщина, назвал Советский Союз, мадам Клоди улыбнулась, её освобождение из лап смерти пришло от советских солдат, таких же молодых, как этот мальчишка. Муж не разрешал жене заниматься подобного рода делами, и сидя в беседке, она наблюдала, как молодой человек аккуратно срезал траву, не оставляя огрехов. Вот удивится Ксавье, когда приедет домой, подумает, что это она смогла сама справиться с газонокосилкой.

Приглашая к столу, мадам Арлетт продолжала живо интересоваться о жизни молодого иностранца в своей стране, о её милой сердцу, Бельгии. Парень охотно отвечал на все вопросы хозяйки и если его словарный запас французского языка истощался, он в помощь брал английские и немецкие слова. Арлетт было интересно слушать мнение новичка, а узнав, что получает намного меньше, чем рассчитывал, так как много денег уходит на собственное содержание, неожиданно для себя, пригласила чаще бывать у них. Она надеялась, что муж не будет против визитов молодого человека. О таком счастье Василий и мечтать не мог, он с удовольствием будет приходить к ним и помогать по хозяйству.

Василий рано утром убегал в ресторан, в котором ему приходилось делать всю грязную работу: мыл посуду, протирал стёкла и убирал в зале. А после работы шёл в приютивший его дом, чтобы передохнув немного в разговоре с хозяйкой и подкрепившись, приступал к поджидавшей его рук работе. Отношения с месье Ксавье у Василия сложились удивительно быстро: мужчина был хорошим психологом и сам труженик, а потому умение с желанием хорошо работать в людях замечал мгновенно, впрочем, и тех, кто был с ленцой, усекал с первого взгляда. Они составили план в отношении следующего приезда Василия и не только на зимние, но и летние каникулы, где месье Ксавье взял на себя все организационные вопросы по трудоустройству парня, а жена подготовит комнату к его приезду. В этой комнате любила останавливаться на ночь Жаннетт с мужем, когда приезжали по праздникам и останавливались у них. Забота о нём чужих людей, окрыляла Василия, и ещё с большим усердием выискивал занятия в этом гостеприимном доме.

Василий внимательно следил за дорогой, и время от времени, переключая скорость с большей на меньшую. С переключением скоростей, переключались и воспоминания с эпизода на эпизод: сдача курсовых работ и экзаменов, новая поездка на три месяца в Бельгию, где семья Клоди приняла его как родного. Да и парень приехал не с пустыми руками, с подарками, основательно подготовившись к поездке. Теперь он не был чернорабочим, Ксавье взял к себе парня в свою фирму по продаже подержанных машин. Месье Клоди кроме автомагазина владел ещё и автомастерской. Он скупал не только машины, намотавшие на спидометр километраж, но и скупал по дешёвке авто после аварии, приводя их в идеальное состояние. Штат в своём деле имел не очень большой, но квалифицированный, а всю бухгалтерию вела его родная племянница Жаннетт, она же была всему имуществу Клоди наследницей и вела дела дяди полноправной хозяйкой. Трудовую деятельность Ксавье начал в подростковом возрасте рихтовщиком. Трудолюбие со временем снискало ему славу мастера с золотыми руками. В небольшом городке не было человека, который мог бы сравниться с ним в этом деле и, несмотря на то, что конкуренция была высокой, семья Клоди не несла убытков. Первым делом Василий придумал как можно бесплатно рекламировать в интернете выставленные на продажу в магазине машины. Подкинул хозяину идею, что несколько машин можно сдавать в аренду заказчикам, пока их машина стоит на ремонте. И дела у Ксавье Клоди пошли ещё чуточку успешнее, что с удовлетворением отметила и Жаннетт. Если не было работы в магазине, Василий спешил в мастерскую, чтобы подучиться тому, что может пригодиться в жизни, а затем он бежал к мадам, чтобы помочь ей по дому. И хотя женщина в свои семьдесят лет выглядела гораздо моложе, перенесённые в юности лишения дали о себе знать, и Василий, зная о её состоянии здоровья, старался во всём ей помочь.

Арлетт было уже восемнадцать лет, когда оккупанты заподозрили её в связи с маки, её кинули в концлагерь. Несмотря на жестокие пытки, девушка не созналась, что является участницей Сопротивления и передавала разведданные голлистам. Пытки в гестапо и концлагерь лишили её возможности в дальнейшем познать счастье материнства, о котором мечтала молодая женщина, выйдя замуж. Именно по этой причине распался первый брак, и второй раз она вышла за вдовца, у которого уже был сын.

Мадам с удовольствием подчинялась Базелю, который запрещал ей развешивать стирку вещей и снимать их самой, вытирать пыль на карнизах и антресолях, снимать и вешать на окна занавеси, пылесосить, так как Арлетт страдала от приступов высокого давления. Ей было интересно слушать рассказы Базеля о своём селе, о своей семье и своей девушке. О планах в отношении службы в армии только после того, как немного встанет на ноги, но не раньше. Базель рассказывал так интересно, что ей захотелось непременно побывать в том далёком, расположенном на самом краю забытой Богом страны. И пожилая француженка, глядя на украинского паренька, думала, что и у неё мог быть уже такой если не сын, то внук. Арлетт не осознала, что эта мысль в её голове не только промелькнула, но и прозвучала вслух, так как вдруг услышала вопрос Базеля:

- Но как я понял, мадам, у вас же был сын?

- Был. – Она вздохнула, немного помолчала и продолжила: - это сын мужа. Он погиб в тридцать лет, так и не женившись. У нас не осталось кроме Жаннетт, дочери старшего брата Ксавье, никого. Из родственников во время войны никто не выжил.


Этот разговор о детях был первым и последним.
Сдав заранее купленный обратный билет, и оформив все надлежащие документы, распрощавшись с замечательной семьёй Клоди, Василий поехал домой на автомобиле, взятом у Ксавье с большой скидкой и с надеждой вернуться к ним через год.

Он планировал после окончания учёбы у себя открыть такое же дело, как у Ксавье, так как иномарки широким потоком потекли в их страну тоже, не миновал и их край. Желание побольше заработать денег, чтобы отстроить дом, гараж, создать своё дело настолько захватило Василия, что он изыскивал для этого каждую возможность. Открытые намёки Валентины на скорую свадьбу, старался перевести в более серьёзный ракурс: свадьба от них не убежит, нужно заложить материальный фундамент. Валя картинно сердилась, надувая губки:

- Ты так думаешь? Ты там развлекаешься себе… Свадьба может не убежит, так может мне надоест ждать и убегу я? День Святого Валентина, все с парнями, а я одна дома, всю весну одна, даже в женский праздник Восьмого Марта, я снова дома сижу одна, как монахиня! - И смеялась сама над своими словами, запрокидывая голову и обнажая ровную полоску красивых зубов.

- Но без подарков ведь ты же не остаёшься! И восьмое марта и день влюблённых я с тобою целыми вечерами общаюсь. Я тоже никуда не хожу, хотя и мог бы чухнуть на дискотеку, в любой клуб. Мы с тобою молодые, мне ведь только двадцать один год, я ещё не встал твёрдо на ноги. Пойми, Валь, какая сейчас свадьба? Я уже тебе рассказывал о планах на будущее. Два года назад тебя всё устраивало, что изменилось с тех пор, ну потерпи ещё пару лет. Я тебя как любил, так и люблю. В Бельгии, да и не только там, вообще практикуют гражданские браки. – Увещевал свою подругу Василий. – Окончила училище, поступай в институт, я буду зарабатывать тебе деньги и на его оплату, изыщу для этого новые возможности.

Такие ссоры возникали при каждой встрече и стали Василию уже порядком надоедать, но девушку не так-то было просто убедить подождать ещё какое-то время. Вот именно эта неопределённость и служила камнем преткновения в их отношениях. В селе среди молодёжи практически все знали, что они пара, а поэтому никто из ребят не стал бы заигрывать серьёзно с чужой невестой. Огласка непременно бы привела к крупной ссоре, вплоть до разрыва дружеских отношений между парнями. В этот раз Василий, кроме машины для себя, привёз заказы односельчанам, давшим деньги на покупку нужных им вещей в твёрдой валюте. А также целый ворох подарков невесте, матери и крёстной, а также друзьям. Молва о том, что Вася привёз вещи хорошего качества и намного дешевле рыночных, мгновенно облетело село, хотя оно и было большое, но, тем не менее, все друг друга знали.

Учёба, практика, защита дипломной работы, а по вечерам садился за компьютер, общался по скайпу с семьёй Клоди, помогая Ксавье в рекламе его машин и подыскивая ему покупателей у себя на родине. Валентина уже не в шутку стала ревновать Василя к бельгийцам, и больше всего к мадам Арлетт, она не хотела понимать, что все подарки: ноутбук, телефон, духи и прочие мелочи, которые ей были подарены им, не упали Василю с неба, их нужно было заработать. Прошедший год привнёс не только решение старых проблем, но и новых. Открепление взять у директора сельской школы, куда получил направление Василий помогли две бумажки с портретом американского президента Бенджамина Франклина. Три таких же бумажки дали возможность получить отсрочку на три года от армии. И теперь он мог свободно распоряжаться своим временем – свободен! Он понимал, что с этого начинается коррупция, но желание быть свободным, толкало парня на неправомерные действия. Первый урок получил ещё на границе, когда ехал на самом первом купленном «Опеле» домой в прошлом году: когда понял, что без помощи бумажек с портретом Франклина не обойтись. Волей-неволей пришлось налаживать контакты на будущее, что дало в дальнейшем ему мощную опору в становлении на ноги. Поездка на зимних каникулах за машиной соседу, Василю уже обошлась без мытарств - контакт был установлен надёжный.

И в Бельгии дела у Василия пошли на лад: Ксавье выхлопотал ему вид на жительство. Василий получил гостевое приглашение на полгода и срок этот вполне устраивал, он не собирался жить в Европе, его всегда тянуло домой. Так французская семья из Бельгии приняла участие в судьбе парня из неведомой далёкой страны, название которой, они до знакомства с Базелем не знали. Может быть, и слышали, но не вникали, как не вникали в названия африканских деревушек, в которых вспыхивали голод или болезни: они, повинуясь зову сердца, выделяли свободную сумму денег и переводили на открывшийся счёт благотворительного фонда, туда же отвозили ненужные в употреблении вещи. Всё было хорошо в его жизни кроме одного: его настораживали непонятные манипуляции вокруг него племянницей Ксавье, дамой неопределённого возраста. Василий чувствовал для себя непонятную угрозу, и это состояние его угнетало. Началось с того, что Арлетт попросила Василия сопровождать Жаннетт на какой-то не то вечер, не то карнавал, так как ни её муж, ни Ксавье не могут. У Ксавье проблема со спиной, болит, а одной туда идти моветон. Отказать своей доброй хозяйке Василий не мог, но и не имел представления, что он будет делать на том карнавале с чужой ему женщиной. Становиться мальчиком по вызову в его планы не входило, но и портить отношения с Жаннетт – тоже. Пришлось дать согласие.

Проснувшись утром, Василий припомнил некоторые моменты поведения Жаннетт, какие-то странности всё же были: она вела себя не так, как ведёт женщина, которая хотела бы понравиться. Выходя из машины, оставила на сиденье небольшой конверт, в котором оказались деньги. Ну что же, за работу платят, но только не за такую, он сделал одолжение не Жаннетт, а мадам Арлетт. И придя на работу, выбрав время, когда она оказалась в офисе одна, подошёл к столу Жаннетт и вернул конвертик со словами:

- Я не жигало. – И вышел.

Вопрос с деньгами разрешился совершенно иным путём, деньги ему вернула сама мадам Арлетт, с просьбой их принять. Так завязались отношения, перешедшие для Василия в путы, связавшие его по рукам и ногам, разорвать их – лишиться чего-то большего, он тоже пока не мог себе позволить. За каждый свой каприз женщина оставляла парню небольшую для неё, но значимую для Василия сумму. Он не был глупым, доверчивым юнцом и понимал, чего добивается замужняя женщина. Но лечь в постель с женщиной вдвое или около этого, старше себя, можно было бы только влюбившись по самые уши. Но его сердце было уже занято, а, как известно, за деньги любовь не купить, можно только тело.
Но против чего душа парня восставала, оно как-то само собой случилось. Когда семья Клоди отдыхала на арендованном бунгало у моря – они оказались в одной постели.

Пятничный день на работе, а тем более вечер не предвещали никаких приключений, пока в сумерках кто-то не позвонил в дверь. В лёгких шортах и футболке Василий открыл дверь нежданному гостю. На пороге с пакетом в руках стояла Жаннетт. Василий посторонился, пропуская женщину.

- Добрый вечер, Базель!- Женщина улыбнулась и пошла в направлении кухни.

- Добрый вечер, но мы уже сегодня как бы виделись с мадам. – Закрывая входную дверь, произнёс Василий.

- Нас никто не слышит, и ты можешь меня называть просто по имени. – Из кухни прозвучал игриво голос коллеги.

- Хорошо, мадам Жаннетт! Буду называть по имени. – Повысил голос Василий. – Если я вам не нужен, пойду работать. – И не слыша ответа, вошёл в свою комнату и снова сел перед компьютером. Летом торговля замирала, в большей степени машины брали в аренду.

Чем занималась Жаннетт на кухне, его мало интересовало она, как близкая родственница, имела на всё полное право. Неожиданно молодой человек услышал приближающиеся шаги и в проёме двери увидел Жаннетт с бокалами в руках.

- Отвлекись на минуту, расслабься. – Протягивая бокалы Василию, - выбирай, какой больше нравится. Неужели тебе никуда не хочется пойти?

Василий, не отвечая на вопрос, внимательно смотрел на гостью. Чего хочет от него эта не очень молодая, но молодящаяся женщина, Василий не сразу понял. Он развернул кресло, встал и взял бокал. Смутная мысль, что мадам желает с ним секса мелькнула в голове, но её отогнал. А напрасно, все действия Жаннетт красноречиво указывали о её намерении: Барбаросс начал осуществлять свой план. Он улыбнулся и хмыкнул про себя: «Старая корова, напрасно рассчитываешь, обломишься».

- Ваше здоровье, мадам Жаннетт! – Вслух же произнёс совсем другое, слегка прикоснувшись к бокалу, соблазняющей его женщины:

- Нет, нет, давай на брудершафт, уберём официоз.

- Как вам будет угодно.

Жаннетт ловко обвила руку парня и каждый припал губами к своему бокалу. Сплетясь руками, они выпили вино, затем повинуясь обычаю, прикоснулись в дружеском поцелуе. Но тут мягкими пальцами свободной руки Жаннетт, как бы перебирая клавиши, пробежалась по позвоночнику, возбуждая эрогенные зоны. Женщина крепко прижалась всем телом, передавая вибрации желания молодому партнёру. Сдерживаемое обстоятельствами воздержание молодого организма моментально взбунтовалось, и возбуждение, прокатившись горячей волной, охватило Василия. Но, тем не менее, он всё же, стараясь не оскорбить женщину, слегка попятился назад. Жаннетт же поняла или сделала вид, что поняла как сигнал к действию. Она шагнула, не отрываясь от Василия, направляя его к кровати, где и овладела молодым телом. Преждевременная эякуляция не смутила опытную женщину, как, впрочем, и Василия тоже. Такой исход акта надеялся, разочарует Жаннетт, но она отослала парня принять душ:

- Иди, приведи себя в порядок, я буду делать из тебя настоящего мужчину. Придёт время, и ты мне будешь благодарен.

Уходя, Жаннетт, как всегда оставила на тумбочке конвертик, который Василий не открывая, положил к остальным в ящик. Она знала, что Василий не берёт из них денег, но когда возьмёт, это будет для неё означать победу. И Жаннетт сдержала данное слово, они встречались по выходным и после приезда домой Ксавье и Арлетт с моря. Местом их свиданий был небольшой номер гостиницы в соседнем городке. И каждый раз, когда Жаннетт приезжала к Клоди домой, она находила возможность оставить заветный конвертик на тумбочке. И мало-помалу Жаннетт стала замечать, как из охотника за дичью, она стала себя чувствовать дичью. Нет, со стороны Базеля не было никаких поползновений манипуляций её сердцем, оно само начинало радостно биться, как только Жаннетт видела или чувствовала присутствие молодого человека. И теперешний отъезд Базеля расстроил её, так как поняла, что не видеть его целый месяц для неё невыносимая мука. Ну что же, за всё нужно платить, она и платила, но никогда не думала, что её блажь может перерасти во что-то серьёзное. Сколько было денег в тех конвертах за долгий срок, Василий не знал, он не прикасался к ним, но разговор с одним клиентом в отношении ветряной электростанции заставил обратить его взор в их сторону. И парень загорелся приобрести для своего дома независимый источник электропитания. Вот тут-то и пригодились для оплаты дорогого оборудования злополучные конвертики.

Василий посмотрел на часы, уже через час он будет дома, усталость давала о себе знать. Кроме матери и крёстной дома его никто не ждёт. Весна для него в этом году выдалась как никогда грустной. Тогда, больше пяти лет назад они с Валентиной после очередной ссоры до его отъезда так и не помирились, Василий уехал, а через пару месяцев мать сказала, что Валя выходит замуж, как тогда полагал Василий, что это ему назло. Но когда увидел свою бывшую невесту с мужем, то понял, что все прежние ссоры, очевидно, были вызваны совсем иной причиной. Парень в звании старлея работал инженером в закрытом учреждении, расположенном за их селом, где Валя работала бухгалтером. Такого коварства от любимой Василий не ожидал, в его душе воцарился хаос, он не мог придумать, чтобы с нею такого сделать, чтобы она поняла всю низость своего поступка. Но поразмыслив, что неизвестно кому повезло ему или тому парню, молодой человек с большим усердием и дальше претворял свои планы в жизнь. За это время он отстроил двухэтажный особняк на две половины, большой гараж, подготовил место для установки ветряной электростанции и ещё много чего по мелочам воплотил из мечтаний в реальные планы. Даже внезапная смерть Ксавье два года назад, только душевно его пошатнула - финансово он уже твёрдо стоял на ногах. Года три назад у себя на Родине он выиграл тендер и его три маршрутки возили пассажиров в город, пополняя открывшийся счёт в банке. В этот приезд он установит электрооборудование, и можно будет открывать мастерскую по ремонту авто, два товарища только и ждут его сигнала.

Настала необходимость обзаводиться семьёй, чтобы, как у всех была жена, а в доме бегали и смеялись дети. Тридцать лет серьёзный возраст для нормального мужчины, когда понимаешь, что ты за всё и всех своих в ответе. Он уже мог вплотную заняться семейным вопросом, но только забота о мадам Арлетт немного сдерживала этот порыв, ведь было неизвестно, как отнесётся будущая супруга к частым поездкам к пожилой и одинокой женщине, ставшей для Василя матерью в чужой стране и живущая приездами своего сына Базеля. За это время пролетели десять долгих лет, для кого-то всего лишь десять, а для Василя – треть жизни.

Так за размышлениями о житье-бытье Василий подъехал к своему дому, где он себя чувствовал нужным человеком, где нормальные мужики всегда в цене. Нажал на клаксон, подавая сигнал матери и крёстной о своём приезде. Открыл ключом калитку и широко раскрыл для въезда ворота. Вышедшие на крыльцо принаряженные женщины с радостными возгласами «Василь приїхав, доброго здоровья, синку!», - спешили навстречу своему самому дорогому на свете мужчине, на которого можно положиться: сыну, кормильцу и защитнику от всяческих бед.
Tags: моя проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments